В среду, 9 марта, в Донецке Ростовской области судья по делу украинской летчицы и бойца «Айдара» Надежды Савченко, объявившей сухую голодовку неделю назад, назвал даты вынесения приговора: 21 и 22 марта (ожидается, что ей присудят 23 года тюрьмы).

Сам 20-минутный процесс был драматичным: доехали не все — нескольких депутатов задержали в Москве, бригаду украинских врачей (от местных летчица отказывается) вовсе не пустили в РФ. Сама Савченко огласила свое последнее слово, припечатав его неприличным жестом в сторону судей.

Что делят Порошенко с Тимошенко

«Силовое поле» вокруг Савченко в последнюю неделю неспроста. 8–9 марта украинские активисты устроили акции протеста под зданиями посольства РФ в Канаде, Австралии, Италии, Португалии, Молдове. В Киеве в посольство (часть персонала уже съехала в другое здание) снова метали яйца.

«Отметились» регионы: в Одессе попытались штурмовать консульство, во Львове забросали здание тухлыми яйцами и сожгли флаг («добыл» его нардеп Владимир Парасюк, перемахнув через забор).

Волна пошла по миру. Освободить украинку призвали вице-президент США Джозеф Байден и госсекретарь Джон Керри, а также правительства Германии и Франции. А 57 депутатов Европарламента даже составили «список Савченко» из 28 должностных лиц РФ — якобы для внедрения персональных санкций.

«Грубовато, но это попытка привлечь к проблеме внимание мира, результат работы нашего МИД. А также один из симптомов огромной политической ошибки Юлии Тимошенко», — намекнул на новую конфликтную линию внутри политикума по линии «Юлия Тимошенко — Петр Порошенко» политолог Владимир Фесенко.

Дело в заявлении лидера «Батькивщины» (Савченко возглавила ее список в Раде): «Власть (читай — президент) могла бы действовать жестче. Все международные переговоры должны заканчиваться этим вопросом, а Порошенко лично должен просить Путина освободить Савченко».

Президент в ответ потребовал от России безоговорочного ее освобождения и создал специальный орган. Подключились другие политсилы и «радикалы», ультимативно потребовавшие освободить Савченко под угрозой принятия законопроекта о национализации имущества РФ.

«Де-факто идет политическое рейдерство — у Юлии Тимошенко, которая имеет «право первой ночи» с «брендом» Савченко, хотят это отнять», — считает политэксперт Кость Бондаренко. Да и в целом, считают эксперты, все политсилы приложились, чтобы сделать из Савченко весьма технологичный проект.

Обмен Савченко: условия Москвы

Процесс обмена Савченко на двух сотрудников ГРУ РФ, захваченных на Донбассе, — Александра Александрова и Евгения Ерофеева — на паузе. «Я общался с одним из европейских послов: его источники сообщали, что к 8 марта Савченко должны были уже отпустить. С другой стороны, приближенные к Путину собеседники сообщили мне: все ухудшили события под посольством», — сказал «Вестям» советник главы СБУ Юрий Тандит.

По его словам, Киев готов менять Савченко. «Сценарий «приговор Савченко — после него обмен» разрабатывался, но шумиха вокруг ее имени лишь повышает ее же цену. В итоге РФ может попытаться отдать ее Украине по циничной формуле «неприемлемые условия» — например, предложив Киеву подписать документ, по которому Надежде нужно будет отбывать наказание в Украине», — полагает Фесенко.

А первый президент Леонид Кравчук уточнил: на первое место власти изначально нужно было ставить правовые вопросы.

«И изначально вести переговоры об обмене — когда фигура Савченко еще не была столь заметной. А теперь уже неправильно будет уравнять нашу Надежду с кадровыми сотрудниками ГРУ», — подчеркнул он.

Разыграют, как карту

МИД России любые переговоры по обмену опроверг. «И неудивительно. Сама Савченко прекрасно понимает: ее «разыграют», как карту. Будут выборы? Выпустят с громкими речами. Не будет? Придется посидеть, — считает политтехнолог Дмитрий Раимов. — Именно поэтому она активизировала попытки выйти на свободу. Понимает, что если она умрет, выгоду получат все: «Батькивщина» — икону, президент — повод просить ЕС не снимать санкции с РФ».

Интересно, что из Москвы ситуация видится по-иному. Российский политолог Константин Симонов в комментарии «Вестям» назвал «процесс Савченко» подогреваемым из Киева — «чтобы оказывать давление на Москву с подключением европейского и американского ресурса».

По его мнению, тема служит цели реанимации военной темы на Донбассе. «И, разумеется, отвлекает внимание от неуспехов в вопросах реформирования, — уточнил Симонов. — Вариант с обменом вполне реальный — и лишь после тюремного срока, который огласят через неделю». 

Безучастное общество

Западное общество тем временем остается к теме Савченко безучастным: американская газета New York Times «отделалась» заметками на сайте, так же поступила Washington Post.

Европейские СМИ уделили больше внимания: Die Welt посвятила ей  редакционную статью, трогательно описав инцидент со «средним пальцем» (этим же жестом открыла статью французская Le Monde).

 А Suddeutsche Zeitung опубликовал колонку 8 марта, назвав Савченко «Кампфпилотом»: «Простая судебная статистика России делает осуждение Савченко весьма вероятным. Но что потом? Снова камни, летящие в здание посольства РФ в Киеве, и яйца с помидорами — симметрично, в украинское посольство в Москве?» — задался вопросом ее журналист.