Мария Волощук

Украинцы уже не уезжают массово на заработки, как в голодные 90-е и как в середине 2000-х. Последние три года, по данным Госстата и Института демографии, на работу за границу отправилось на 300 тыс. наших земляков меньше, чем в 2005–2008 гг. Сейчас легально за границей трудится 1 млн 200 тыс. украинцев (неофициально, по разным данным, 3–5 млн).

Наши возвращаются из-за кризиса в Европе, где из-за безработицы и местные соглашаются на низкие зарплаты, и говорят: пусть здесь им платят меньше, зато их дети растут у них на глазах.

«СДЕЛАЛА ДОКУМЕНТЫ В ГРЕЦИИ, КАК ПОПАЛА В ТЮРЬМУ»

Буковинка Леся Гаджук проработала восемь лет в Греции. Ухаживала за старушками и детьми, подрабатывала сиделкой в больнице. За это время она заработала на дом в селе недалеко от Черновцов и оплатила обучение дочери. «Моей первой работой был уход за 93-летней гречанкой. Язык выучила за полгода, — рассказывает Леся. — Затем пошла в семью воспитывать двух малышей, думала, будет полегче — где там... Все полгода эти дети постоянно насмехались надо мной. Уберу я в комнате, а через пару минут они все разбрасывают. И так целый день». В выходные Леся подрабатывала в больнице в Афинах (у нее — медобразование) и получала баснословные 120 евро в сутки (месячный уход за бабушкой — около 600 евро). Но долго задержаться в клинике не удалось. «У меня не было документов. Чтобы пройти в больницу, приходилось прятаться от охраны. И так пять месяцев», — говорит украинка. Кстати, без документов она была в Греции пять лет. А сделала их, когда... попала в тюрьму. «Стала свидетелем ДТП, полиция проверила у прохожих документы, ну, меня и забрали. Была четыре дня в общей камере — черные, желтые, все вместе. Нас не кормили, а спали мы на маленьких стульчиках сидя. Вскоре за 800 евро, которые я заплатила сама, местный адвокат сделал мне документы, и меня отпустили», — говорит Леся.

«МАМА, ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО»

Когда Леся поехала на заработки, ее дочери исполнилось всего восемь лет, она осталась на попечении мамы и сестры. «Я повела Наташу в первый класс, а через год уехала в Грецию, — говорит женщина. — Домой приезжала очень редко, и это мое самое большое упущение. Потому что когда вернулась, дочь была уже подростком, и наши отношения я возобновляла очень долго. Раньше так было — все ехали, и я поехала». Кстати, до сих пор Леся хранит письмо, которое написала ей дочь через год после отъезда.

«Вернулась, а дочь уже подросток, нужно заново строить отношения»

«Это было очень искреннее письмо, но с ошибками в каждом слове, — говорит женщина, вытирая слезы. — Помню: «Мама, ты не переживай, все будет хорошо, я так хорошо учусь, тетя Анюта и бабка следят за мной. Они меня заставляют писать, ты им позвони и скажи, что я хочу немножко еще играть». Написала на листочке «Мамочка, я тебя целую» и «Будь мне здоровой», а листик оклеила сердечками. Его до сих пор храню». Сейчас, добавляет Леся, Наташа уже год как замужем. «Но мне все еще кажется, что я ей кое-чего недодала, — говорит она. — Поэтому хочу устроить ее на хорошую работу и обеспечить красивую жизнь. Работаю медсестрой в амбулатории. Зарплата небольшая, но и работаю меньше, чем в Греции. Уезжать на заработки пока не планирую».

«СЛАБЫМ НА ЗАРАБОТКАХ НЕ МЕСТО»

В итальянском Милане всего два месяца пробыла черновчанка Мария Федик. Женщина поехала за границу, так как вышла на пенсию и хотела помочь детям. «Муж и дети отговаривали меня, а я подумала, что там от меня будет больше пользы для них, чем в Украине, — рассказывает женщина. — Ухаживала за лежачей 140-килограммовой итальянкой. Она очень презирала меня, а когда я ее мыла, то плевалась и кусалась. Я ходила вся в синяках, но ничего не говорила родне бабки, чтобы не потерять работу. Недаром итальянцы говорят, что слабым на заработках не место». Мария знала язык хорошо, потому что в школе работала учителем румынского, который очень похож на итальянский. «Несмотря на отсутствие языкового барьера, я была подавлена, — говорит Федик. — Хозяева не уважают работников-нелегалов. Мне приходилось по несколько раз мыть пол лишь из-за того, что кто-то из них специально прошелся в грязной обуви».

УЕХАЛА НА НЕДЕЛЮ РАНЬШЕ

Как рассказала Мария, однажды, когда она шла за покупками, увидела на одной из площадей наших перевозчиков, которые всего за $300 предлагали вернуться в Украину. «И я, не колеблясь, решила ехать, — вспоминает она. — Хотя до моего отъезда оставалась неделя».

«Я вернулась из Милана — а муж ушел к другой»

После приезда у Марии случился нервный срыв. Она забывала элементарные вещи и не узнавала людей.

«Представьте себе, что по телевизору смотрю клип того же Меладзе, а не могу вспомнить, кто поет, — говорит женщина. — Мои дети очень переживали за меня, много времени гуляли со мной на природе. А муж, наоборот, не выдержал... и ушел к другой женщине. Мы развелись».

Мария признает, что сама виновата в том, что ее семья распалась. «Муж не хотел отпускать меня за границу, а я не послушалась, потому что искала приключений, — замечает женщина. — Сейчас я одинока и очень жалею о том, что случилось». О заработках там украинка даже и думать не хочет.

«НЕ СМОГЛА БЕЗ ДОЧКИ И ВЕРНУЛАСЬ ИЗ НЕАПОЛЯ»

Люда вернулась из Неаполя сразу — скучала по дочке

Два года проработала в селе близ Неаполя буковинка Людмила Кравчук. Поехала потому, что там работал муж, а вернулась, так как не смогла без ребенка. «Если ехать, то всей семьей, — вздыхает она. — Я так скучала по дочке, казалось, теряю рассудок. Оставила Виталинку еще младенцем с мамой». Людмила с мужем на фабрике обрабатывали фрукты: «Было тяжело, болели руки от работы. А домой вернулись из-за ребенка. Тогда она весь месяц нас с мужем не признавала. Больше без дочки не поедем». Сейчас женщина устроилась медсестрой в одну из черновицких больниц. «У меня есть время на воспитание 9-летней дочери. Вот начинается школа, мы много занимаемся иностранными языками. Если я и поеду в Италию, то только в гости».

В СЕМЬЯХ БЕЗ МАМЫ: ДЕНЬГИ — КАК ЭКВИВАЛЕНТ ЛЮБВИ

Психологи говорят: когда женщина возвращается в Украину, у нее возникает синдром «заброшенного гнезда».

«Время проходит, семья без мамы адаптируется. И в таких семьях деньги становятся эквивалентом любви. Женщина, вернувшись с полным кошельком, чувствует себя героиней и требует соответствующего отношения к себе. И мужчина от такой женщины просто убегает, — поясняет психолог Алена Головина. — Еще особенность: после 2-3 месяца в Украине, женщины хотят обратно. За границей они чувствуют себя востребованными и получают то, чего не имеют в Украине».

О судьбе наших заробитчанок смотрите в понедельник, 26 августа, в 23:00 на телеканале 1+1 документальную ленту собственного производства «Женщина-банкомат»