Надежду Савченко признали виновной по всем пунктам обвинения. Приговор — 22 года колонии общего режима. Сняли единственное обвинение: в обстреле мирных жителей. И то из-за «неподсудности российскому суду».

Срок — совокупность обвинений в «убийстве двух российских журналистов и незаконном пересечении границы». Последнее чревато Савченко штрафом в 30 тысяч рублей (11,6 тыс. грн), хотя и известно, что летчицу — бойца «Айдара» вывезли в Россию против воли.

C особой циничностью

Вердикт она встретила «народной» песней «Горела шина, палала», заменив в куплете слова на «больше судить не будете». Естественно, украинские власти тут же заявили, что никогда не признают вердикт. Иностранные СМИ также уделили летчице место: их реакция — порицание судебной системы РФ.

«Дело отличается особой циничностью... Ее вообще нельзя судить в России, она не имеет судебной компетенции», — пишет британская Financial Times. Журналисты отметили: если бы Россия признала, что находится в состоянии войны с Украиной, на нее распространялось бы действие Женевской конвенции, и ее стоило бы судить по нормам военного права.

Швейцарское издание Tagesanzeiger заметило временное несоответствие: «Савченко уже находилась в плену, когда снаряд попал в журналистов». Итальянское издание Corriere della Sera заглянуло в будущее. «Вероятно, что летчицу будут использовать, чтоб обменять на пленных», — прогнозируют его журналисты, намекая на двоих сотрудников ГРУ.

Отреагировали в ЕС. Президент ПАСЕ Педро Аграмонт призвал освободить ее ввиду статуса (члены ПАСЕ имеют иммунитет) и Минских соглашений.

Киев боится мучеников

Какое будущее ждет Надежду? Есть несколько вариантов. О механизме Минских соглашений заявил глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов. Мол, объявление приговора позволит начать процесс обмена.

«Вопрос лежит больше в политической плоскости, нежели в юридической. Если хотят спасти жизнь Савченко, то Киев признал бы ее вину, чтобы в дальнейшем отменить. Но такого желания у властей нет: Киев боится мучеников», — считает юрист Ростислав Кравец.

Политический процесс был запущен при участии советника главы СБУ Юрия Тандита еще в конце лета-2014. «Я завел контакты с человеком, приближенным к Кремлю, — рассказал он «Вестям». — Он сказал мне: Москва готова рассматривать вопрос освобождения, но хотела бы, чтобы мы отнеслись с пониманием к «проведению путепровода со стороны Ростовской области к Крыму». В ответ Тандит уточнил: не имеет полномочий. «И только на Востоке возможно менять принцессу на полцарства, тем более, что и сама Надежда не согласилась бы», — резюмировал переговорщик.

Евросуд или путь Ходорковского

Второй вариант — помилование президентом РФ. «Нужно, чтобы собралась комиссия. И чтобы было  прошение от Савченко — по аналогии с Михаилом Ходорковским, который тоже сначала долго отказывался писать прошение, а потом был отпущен», — описал вариант Кравец.

Однако адвокаты Надежды утверждают: она не намерена просить, поскольку не признает ни суд, ни приговор. И даже настаивает, чтобы юристы не подавали апелляцию. И через 10 дней, когда приговор вступит в силу, продолжит сухую голодовку.

«Соответственно, остается один вариант — иск в Евросуд по правам человека. По общему правилу адвокаты не имеют на это права — должны сначала пройти все национальные инстанции. Но уверен, Евросуд сделает исключение, поскольку апелляция и кассация будут неэффективным способом обжалования, — сказал «Вестям» адвокат Украинского Хельсинского союза Олег Левицкий. — РФ признает решение Евросуда, хоть и могут быть оговорки».

Кстати, адвокат Савченко Марк Фейгин уже пообещал обратиться в Рабочую группу ООН. «Я перестраховался и запустил ряд международных процедур», — отметил юрист в «Твиттере».