В выходные в Черкасской области было найдено тело адвоката Юрия Грабовского, защищавшего ГРУшника Александра Александрова.

В Генпрокуратуре тут же заявили, что наиболее вероятная версия убийства — провокация, создание негативного имиджа Украины. Впрочем, позднее заговорили, что это мог быть межличностный конфликт с новыми знакомыми и, разумеется, месть от радикалов, которые были против того, чтобы российских военных кто-то защищал.

Кстати, адвокаты обвиняемых, которые проходят по резонансным делам против власти, жалуются: на них также оказывается сильное давление, и они опасаются за свою жизнь. 

Версия прокурора

Об исчезновении юриста стало известно в начале марта, когда он не явился на очередное заседание по делу пленных ГРУшников. Его тело нашли закопанным в заброшенном колхозном саду, в 27 км от Жашкова (Черкасская обл). Свидетели следственных действий говорят, что труп был обезображен огнем. Первого подозреваемого арестовали еще неделю назад, а второго (он и указал на место захоронения) — в пятницу в Одессе.

«Он убит насильственным путем с достреливанием из огнестрельного оружия. Исполнители уничтожили свою одежду и разделили выделенные на это деньги», — сказал главный военный прокурор Анатолий Матиос. Позже от имени Грабовского убийцы постили новости на его «Фейсбуке» — мол, он в Египте и скоро вернется. «По словам преступников, на ногу Грабовского надели браслет с взрывчаткой, который сработал бы при попытке сбежать», — сказал Матиос. 

Нестыковки в деле 

Матиос сразу заявил, что убийство могло быть выгодно для создания нужной «картинки» про Украину перед референдумом в Нидерландах об ассоциации, что выгодно России. Но эксперты так не считают. «Я не берусь судить о мотивах убийства, но знаю, что Юрий очень грамотно выстраивал защиту, указывал суду на провалы в досудебном расследовании», — говорит адвокат Юрий Иващенко, знавший погибшего.

По мнению советника главы МВД Антона Геращенко, «убийство совершено на почве межличностных отношений». Грабовский мог отправиться на встречу с неким молодым человеком, с которым познакомился накануне, и тот заманил его в ловушку, подсыпав психотропные вещества. Наши источники в прокуратуре также  говорят, что версия с российским следом сейчас выглядит очень неправдоподобно, в противном случае преступники не совершили бы столько ошибок, явно действовали аматоры.

«Вряд ли преступники бы засветились, придя в офис за деньгами вместе с Грабовским. Кроме того, их фото зафиксировала видеокамера возле банкомата, где они снимали деньги с карты адвоката. Другой вопрос, кто стоит за этими аматорами: это обычная бытовуха либо в ней есть политический подтекст — кто-то решил, что не все обвиняемые имеют право на защиту».  

Угрозы и уголовные дела на адвокатов

Впрочем, как выяснили «Вести», многие адвокаты, защищающие фигурантов громких дел, жалуются на давление. Это могут быть как прямые угрозы, так и попытки выбить их из участия в процессах юридически.

Так, экс-защитница винницкого радикала Хорта, которому грозит 8 лет за порванный портрет Порошенко, говорит, что уже полгода ее телефон прослушивают. «Меня уже полгода прослушивают и приобщают записи к делу, что незаконно. Зачастили «клиенты», якобы АТОшники, задают провокационные вопросы. Я и за здоровье боюсь, и за жизнь. Угрожают и нынешнему защитнику Хорта, Валерию Палию, его грозят лишить лицензии», — рассказывает «Вестям» Оксана Курнаева.

Адвокат второго ГРУшника, Евгения Ерофеева, Оксана Соколовская также опасается за свою жизнь. «Давление есть и его очень много», — констатирует Соколовская. По ее словам, на почту и по СМС приходят оскорбления и фразы: «Таким адвокатам не место в обществе, пусть депортируется в свою Россию». «Что касается давления со стороны государства, то против меня открыто уголовное производство по сфальсифицированному делу — якобы нанесла тяжкие телесные повреждения мужчине», — сказала «Вестям» Оксана Соколовская.

С уголовным преследованием столкнулся и адвокат экс-министра юстиции Елены Лукаш — Юрий Иващенко. «Я на протяжении двух лет собирал доказательства невиновности Елены Лукаш, так меня обвинили в соучастии в расхищении 2,5 млн грн. Сейчас мне приходят два письма — как обвиняемому и адвокату — по одному и тому же делу», — говорит Юрий Иващенко.

А вот защитник журналиста Руслана Коцабы (призывал бойкотировать мобилизацию, за что был обвинен в госизмене) Игорь Сулима говорит, что обходится без угроз: «Коцабу недолюбливает «Правый сектор», но и от них я ничего не слышал».