Масштабная утечка информации из недр панамской фирмы Mossack Fonseca (старейшая контора, положившая начало бизнесу на офшорах) может стать для украинского президента «делом Гонгадзе» — если ему не удастся пройти краш-тест и выдержать атаку, его политическое будущее сомнительно. Утечку уже назвали «Викиликсом 2.0».

Ящик Пандоры

Сами документы о деятельности офшорной компании и ее клиентах год назад попали в редакцию немецкой газеты Süddeutsche Zeitung. Их было настолько много (около 11,5 млн документов, всего 2,6 терабайта данных, с 1970 года по весну 2016-го), что решено было привлечь Международный консорциум журналистов-расследователей и Центр по исследованию коррупции.

В списке около 20 фамилий украинских бизнесменов (кроме Петра Порошенко, фигурирует экс-премьер Павел Лазаренко, мэр Одессы Геннадий Труханов сразу с 20 «офшорками» и российским паспортом в кармане, а также безымянный пока олигарх).

Сам Петр Порошенко не раз обещал продать бизнес: самый «вкусный» актив, компания Roshen, по его словам, сегодня управляется независимым «слепым трастом». Другие активы (см. инфографику) — либо инвестфондом президента Prime Assets Capital, либо напрямую (президент числится соучредителем и бенефициаром, например, в случае со страховой компанией «Країна» — совместно с Игорем Кононенко). Связаны ли они с офшорами, узнаем на днях: консорциум журналистов в лице Дрю Салливана анонсировал появление новых «сливов».

Итак, сегодня в панамском «ящике Пандоры» есть данные о создании Петром Порошенко летом 2014-го компании Prime Asset Partners на Британских Виргинских островах (офшор).

Документы (копия паспорта президента и физический адрес в Киеве, на ул. Грушевского) не оставляют сомнений — речь о том самом Порошенко. Да и в документах юрфирмы-регистратора упоминается: «Учесть интересы человека, связанного с политикой».

В августе на первую компанию переписывают кипрский офшор CEE Confectionery Investments Ltd, который владеет зарегистрированной в Нидерландах компанией Roshen Europe B.V. По документам цена всех компаний — около $3 тыс., впрочем в декларации президента за 2014 год в графе «офшоры» прочерк. Документы компании, созданной Порошенко в Британской Виргинии, были направлены с курьером в Цюрих, предположительно, для передачи в управление Rothschild Group (авторитетная компания, в структуру которой входит и тот самый траст). 

А в понедельник, 4 апреля, вечером британская газета The Guardian обнародовала информацию о том, что офшорная комапния Intraco Management Ltd, владельцами которой журналисты назвали Петра Порошенко и Игоря Кононенко, занимается торговлей с дочерней компанией «Газпрома» — «Газпромнефть-АЭРО Шереметьево». Якобы 21 ноября 2014-го офшор заключил сделку на 500 тыс. тонн авиакеросина.

Какие законы нарушил Порошенко

Попытки продать Roshen президент предпринимал и раньше. В августе 2014-го сообщалось, что Ротшильды работают в консорциуме с компанией ICU из Украины. Ее совладельцем была глава НБУ Валерия Гонтарева (а в партнерах числился инвестбанкир Макар Пасенюк, которого, по некоторым данным, держат в «кадровом резерве» АП). ICU, по документам Mossack Fonseca, была тесно связана с российским бизнесом, в частности, главой Банка ВТБ Юрием Соловьевым.

А в мае 2015-го появилась информация о желании компании Nestle купить корпорацию за $1 млрд, но, по словам топ-менеджеров, Порошенко оценил свой бизнес в $3 млрд. Появилась информация о возможности продажи компании своим же управляющим. 

В чем же обвиняют президента? «Порошенко продолжал заниматься предпринимательской деятельностью после выборов. Сам факт регистрации компании, связанной с Roshen, можно рассматривать как сделку», — сказал «Вестям» член правления «Transparency International Україна» Андрей Марусов. Это прямо противоречит ст. 102 Конституции. Но и факт внесения неправдивых данных в декларацию по нынешним временам — уголовное преступление. «Но новые формы декларирования еще не запущены — и сейчас привлечь президента невозможно. Максимум — админнарушение и штраф в 6 тыс. грн», — пояснил нам глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

А нардеп Сергей Лещенко убежден: именно по причине наличия офшорных компаний у большинства политиков (в высоких кабинетах — это секрет Полишинеля) АП разыграла отсрочку введения электронного декларирования. «Уже завтра незадекларированный офшор мог бы стать частью уголовного процесса — вот систему электронного декларирования и пытались уничтожить», — считает он.

А вот кто привлечет к ответственности — вопрос. В НАБУ «Вестям» сказали прямо: президент им неподотчетен. «Вести досудебное расследование в отношении действующего президента мы не можем. В нашей подследственности только бывшие президенты, — сообщили нам в пресс-службе. — И то, если станут известны факты, указывающие на свершение уголовного правонарушения». В ГПУ также отметили: не их подследственность. «Мы дискутируем о том, кто должен привлекать, — это либо фискальная служба, либо полиция», — сказал «Вестям» Шабунин.

Состав преступления отсутствует

В АП до полудня соблюдали гробовое молчание. Среди «ботов», работающих в Сети не без участия Банковой, по данным «Вестей», появился заказ на «работу»: нужно было осветить в соцсетях тезис о непрофессионализме журналистов и отстранении президента от бизнеса.

Сам Петр Порошенко прокомментировал ситуацию в «Фейсбуке» спустя почти сутки после скандала: «Я — первое должностное лицо, которое серьезно относится к декларированию имущества, оплате налогов и вопросу конфликта интересов. Я отошел от управления активами. Жду пояснений от консалтинговых и юридических компаний».

Высказались также юристы компании «Авеллум», нанятой президентом для подготовки Roshen к продаже: «Создание компаний в иностранной юрисдикции было единственным путем для передачи активов в управление авторитетной трастовой структуре». Также юристы уточнили: банковские счета компаниям не открывались. Финоперации не проводились. Состав преступления отсутствует. «Президент переоформил владение фабрикой на офшор, чтобы не платить налоги в Европе, и Ротшильды могли взять ее в управление. Украинские акции (части уставного капитала) они брать не могут», — пояснил юрист Анатолий Родзинский.