Киев принялся «чистить» изрядно подпорченный имидж. Посольства в ЕС и США показывают «Кобзарь» en français, общаются с привилегированными школьниками. А Министерство информполитики (в народе Минстець) поместило украинский англоязычный канал в кабельные гостиничные сети Кипра (не иначе, чтобы офшор был в курсе наших новостей). Эксперты считают: этого недостаточно. «Офшоргейт» в мире нужно «зашуметь».

Осведомили офшор

Начало апреля выдалось провальным для имиджа страны. В Вашингтоне Петра Порошенко ждала разгромная публикация в The New York Times — Украину назвали «болотом коррупции», призвали не назначать «друзей» Виктора Шокина генпрокурорами.

Затем последовал скандал с офшорами, открытыми на имя самого президента. И как бы ни стремилась Банковая потушить пламя, переведя скандал в юридическую плоскость, для мира фамилия «Порошенко» теперь связана со словом «офшор», синонимом ухода от налогов. Провалом ознаменовался референдум по «украинскому» вопросу в Нидерландах.

Если действовать «по учебнику», продвижение имиджа можно вести по трем каналам: официальному (диппредставительства), неофициальному (диаспора, «культурная дипломатия») и медийному.

«Наши СМИ должны быть интересными для западного читателя или зрителя. Нужно хотя бы титровать на английском те видеозаписи, которые выкладываются в Сеть — а у нас даже во время революций этого никто не делал», — считает политтехнолог Анне Голембиовская.

Минстець проявил активность: аккурат два дня спустя «офшоргейта» глава Мининформполитики Юрий Стець договорился с послом Кипра о включении украинского иновещательного канала UATV в кабельные гостиничные сети Кипра. По иронии, именно Кипр благодаря его офшорам — наш самый большой инвестор.

«Это попытки, пока малоуспешные. На кампанию о том, что Украина — не «агрессивная военщина», а страна, оказавшаяся в сложном положении, нужны сотни миллионов долларов», — считает политтехнолог Дмитрий Раимов.

Бабушка Сталлоне

Дипкорпус требует меньше вливаний. Его удел — проекты в рамках работы с соотечественниками, культурные, инвестиционные акции. «Взамен в 2014 году, в разгар проблем с Россией, Киев отозвал из Москвы весь дипкорпус — попросту сбежал, показав свою неготовность», — уточнила Голембиовская.

Культурные инструменты — выступление наших артистов, спортсменов, художников, показы фильмов. Вплоть до «обнаружения» украинских корней у известных людей на Западе (пример — бабушка-одесситка у актера Сильвестра Сталлоне и дедушка Дэвида Духовны из Житомирской области).

«Вести» узнали, что на днях в Париже показали «Кобзарь» на французском и концерт бандуристок из Тернополя. Посол в Британии Наталья Галибаренко, отметившаяся элегантным синим костюмом со шляпкой при вручении верительных грамот королеве, неделю назад обсуждала Крым с учениками престижнейшей Вестминстерской школы.

Платье посла Украины на приеме у королевы Британии возмутило соцсети. Фото

В Гамбурге показали фильм «Параджанов», в Лейпциге собрали торгово-промышленную палату по «украинскому вопросу». Посольство в Риме полным составом бежало благотворительный марафон. «Отдельный пласт — работа с заробитчанами. Они шлют на родину больше денег, чем все иностранные компании вместе взятые, и это — важнейшая часть аудитории, наши «адвокаты», которых нужно убедить в том, что нужно продолжать сотрудничать с Украиной, а не вывозить родственников на Запад», — напомнил Раимов.

Идеологическим вопросом в МИД ведает посол по спецпоручениям Дмитрий Кулеба.

«Нет смысла бегать по миру и пытаться остановить публикации против Украины. Нужно готовить свой контент, — сказал он нам. — Покупатель найдется на любой товар, главное — не пытаться лечить пропаганду пропагандой».

Считают failed state

Рабочий механизм по «лечению» нынешнего информпровала технологи видят в громкой «заявке» Украины на мировом информполе. «Негативные посылы уже существуют, есть документы и факты. Сейчас президенту нужно сделать что-нибудь, например, добиться конкретных результатов по минским переговорам, чтобы «зашуметь» предыдущие скандалы», — считает Раимов.

«Еще один момент — привлечение лоббистских компаний в США. Впрочем, у нас там и без того полно лоббистов — из уст того же МакКейна слово «Украина» не пропадает, — сказал «Вестям» экс-глава МИД Леонид Кожара. — Но улучшить имидж, чтобы нас перестали считать Failed State («неудавшееся государство» — англ.), может только сама власть, реформами и показателями экономического роста».