Новая утечка данных об офшорах показала имена еще десятка политиков: Борис Колесников, Дмитрий Фирташ, бывшие и нынешние чиновники (см. инфографику). Но главное — снова бизнес-партнеры президента. При этом курс на деофшоризацию пока никак не сказался на «бегстве» денег в налоговые гавани. Эксперты утверждают: ни президенту, ни олигархам деофшоризация невыгодна. А тему «заговаривают».

Новый скандал с офшорами

Источник "панамского архива" раскрыл причину, по которой предал документы огласке

Базу данных об основателях и бенефициарах офшорных компаний выложили в открытый доступ, предложив пользователям Сети почувствовать себя «охотниками» на информацию. В украинском сегменте сегодня данные о 643 людях и 469 офшорках. И снова список открывается с президента. Точнее, его партнеров по бизнесу: одноклассника, а ныне замгендиректора компании «Рошен» Сергея Зайцева (в оригинале с ошибкой, Sergev Zuistv), который оказался бенефициаром офшора «Интрако Менеджмент лтд.»

Инфографика "Вестей". Кликните по изображению для увеличения

Это прямая привязка компании к ближайшему окружению президента: по адресу регистрации Зайцева — Киев, ул. Электриков, 29а, — зарегистрированы фирмы, принадлежащие партнерам Порошенко, в частности, нардепу Игорю Кононенко (ранее он опровергал причастность к «Интрако», которая оплачивала отдых и обучение за границей его же дочери).

Еще один партнер президента, владелец компании «Богдан», а сейчас замглавы СНБО Олег Гладковский (ранее Свинарчук) владеет «Текфорд Инвестментс». Всплыла и фамилия главы АП Бориса Ложкина: он владеет офшорной компанией «Интегрити Интернешнл Холдингс лтд».

Из сюрпризов также: багамский офшор «Дринкс Инк.» начальницы люстрационного департамента Минюста Татьяны Козаченко. «Отметился» экс-замминистра транспорта Иосифа Винского, Александр Урбанский. Назвал офшорку именем элитного виски: «Джеймисон Глобал». Также вскрылась компания «Блейк Индастриз Сервисез лтд» экс-главы НАК «Нафтогаз Украины» Олега Дубины. 

На один вложенный доллар, в офшоры утекает $6,25

Показательно, что аккурат в день «слива» в авторитетной газете The Washington Post вышел материал «Как западная помощь вызвала зависимость у Украины», где авторы пишут о миллиардах, которые вливаются в нашу экономику в течение 25 лет, а в итоге на каждый подаренный доллар, в офшоры утекает $6,25. «Все это наводит на вопрос: действительно ли западная помощь содействует курсу реформ в Украине?» — задали риторический вопрос авторы.

«Это свидетельство крайнего недовольства президентом со стороны западных партнеров. Если первую публикацию (офшорных документов. — Авт.) еще можно было представить как журналистский материал, во второй раз связи Порошенко — Кононенко не могли опубликовать без участия западных спецслужб, — считает политолог Руслан Бортник. — Окружение президента перестало устраивать Запад как эффективные игроки».

Президентская сторона, впрочем, призывает не драматизировать: юрист Анатолий Родзинский, озвучивающий «официальную» линию, согласен с участием спецслужб. «Но, видимо, кто-то решил «сбросить балласт», подчистив ряды коррупционеров и налоговых уклонистов. Поменяет ли это что-либо в офшорном мире? Нет. Просто одни лишатся богатств, а другие — кому повезло больше — поймут, что в этом мире нет ничего постоянного», — полагает он.

Впрочем, документов у расследователей еще много. «В этот раз слили панамские офшоры. Но это даже не верхушка айсберга и Панама — не самая любимая нашими политиками и чиновниками зона. Есть гораздо более «аппетитные» офшоры», — сказал «Вестям» глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

Борьба с офшорами на словах

При этом деофшоризация, курс на которую президент объявил после скандала месячной давности, работает лишь на словах. «Ничего не началось: страха не будет, пока не внедрят уголовное наказание и конфискацию активов, — считает Шабунин. — С другой стороны, можно было бы усугубить норму, по которой компании, которые ведут бизнес в Украине и претендуют, например, на госзакупки или приватизацию, обязаны показать Госреестру своих бенефициаров. А сейчас тему «заговаривают», нивелируя сам смысл борьбы с выводом денег в офшоры и коррупционным сокрытием бенефициаров». Тема деофшоризации уже переходит из разряда «экономических» в «политические».

«Никто не понимает, что это, но все много и охотно говорят, — утверждает советник президента Ассоциации украинских банков Алексей Кущ. — Говорить нужно о закрытии импорта через офшорные зоны, но не хотят, ведь на этих операциях завязаны многие финансовые группы».

По словам Руслана Бортника, эффективным способом борьбы с выводом денег было бы обеспечение контроля за трансфертным ценообразованием. Такие новшества уже работали в 2013-м: их с боем протянул через Раду экс-глава Миндоходов и сборов Александр Клименко. Закон блокировал выведение капиталов в офшоры крупным бизнесом.

По оценкам международной организации Tax Justice Network, с начала 1990-х по 2012 год из Украины вывели $167 млрд. В конце 2013-го Клименко оценил объем выведенных за год средств в 33 млрд грн. Эксперты считают, что за два прошедших года сумма подтянулась к $200 млрд — отчасти их еще можно вернуть.

«Можно было бы ввести налоговую амнистию, создать репутационное поле для возвращения денег в Украину. В этом случае вероятно вернуть около $100 млрд», — подтверждает Алексей Кущ.

По мнению экономиста Игоря Грозного, всего с возвращенных денег при желании можно было бы выручить порядка $20 млрд. «Если влить эти деньги в экономику, получим мощный толчок для ее развития. Но только в тепличных условиях, когда никто не будет воровать», — утверждает он.