В кратчайшие сроки избавиться от названий, которые ассоциируются с советским прошлым, распорядился вчера президент Петр Порошенко. И назвал процесс декоммунизации «вопросом национальной безопасности».

Политики рангом пониже — давно на низком старте и только и ждут отмашки. На волне декоммунизации и отказа от топонимики, связанной с Россией, в соцсетях уже зазвучали призывы запретить колбасу «Московскую», «Кремлевскую», «Останкинскую» или, например, сыр «Российский».  Эксперты говорят, что такие действия — очередной удар по бизнесу.

Ребрендинг отсрочит кризис

Волна переименований уже дошла до полок супермаркетов. Напомним, в конце прошлого года «Советское» шампанское превратилось в «Советовское», а на Артемовском заводе шампанских вин сейчас думают, что делать с названием игристого после переименования города в Бахмут. Вопрос ребром призывают поставить и перед другими производителями. Например, на полках сейчас лежит колбаса «Императорская», «Московская», «Останкинская», паштет «Московский», сыр и горчица «Российские», пельмени «Сибирские».

«95 процентов торговых марок — старые советские названия. Такие, как печенье «Юбилейное». Они никому не принадлежат, поэтому выпускать их может кто угодно», — рассказал «Вестям» директор брендингового агентства Koloro Игорь Гема.

Но, по его словам, из-за кризиса ребрендинговой волны в ближайшее время не ожидается. А если бы кто-то задумался о переименовании, то минимальный пакет обошелся бы в 200 тыс. грн: 50 тыс. грн — за разработку названия, 100 тыс. грн — за новый логотип и упаковку, и еще 50 тыс. грн — за маркетинговое сопровождение, т. е. консультации на первое время.

Затраты могут и не окупиться, если продукт не будет пользоваться спросом у покупателей.

«Ввести новую торговую марку — значит, потерять старую. А если покупатели перестанут покупать товар, на котором был завязан бюджет, производство рухнет. А вообще, это глупость, конечно. Ценность торговой марки определяет потребитель, а не политики. Зачем отказываться от колбасы только потому, что политикам не нравится название? В Европе масса географических названий, которым уже под сотни лет. Например, колбаса «Краковская», — сказал эксперт из «Всеукраинского аграрного совета» Михаил Соколов.

Конфеты "Аушвиц" 

Впрочем, политики считают иначе. «Кто тут хозяин, тот и должен выбирать символы и названия. А если играть в демократию, никакого прогресса не будет. В Израиле же не продают конфеты «Аушвиц» или колбасу «Берлинскую»,— говорит экс-депутат Киевсовета от «Свободы» Руслан Андрейко, который в фейсбуке призывал заняться «продуктовой декоммунизацией» на государственном уровне.

Некоторые производители говорят, что к декоммунизации готовы. «Раз взялись, то нужно декоммунизировать все. Мы от утраты российского рынка и так много потеряли, поэтому эти ребрендинги значения уже не имеют. Покупатель любит сыр не за название «Российский», а за его качество, ему все равно, что он станет «Волынский», — считает вице-премьер Ассоциации производителей молока Любомир Дикун.

Другие пошли на хитрость. По оценкам экспертов, после переименования продажи игристого почти не упали. Но дело в том, что «Советское» по-прежнему стоит на прилавках. По словам директора украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексея Дорошенко,  «Советского» в прайсе для оптовиков несколько видов,  а вот «Советовского» — один-два: «Получается, они ввели дополнительную марку, и в магазинах можно найти и то, и другое. Понадеялись, что все пропустят мимо внимания, и так оно и случилось».

Ранее "Вести" сообщали о том, что в Украине два населенных пункта будут в суде добиваться отмены декоммунизации.