На днях полиция Одессы официально признала, что убийство местного правозащитника Александра Погорелого было инсценировкой. Причем не единственной. Например, в апреле в Запорожье инсценировали убийство бизнесмена со взрывом автомобиля. «Вести» выяснили, как готовятся инсценировки и что может нарушить ход спецоперации.

Гримеры со студии Довженко

По словам бывших сотрудников УБОПа, в первую очередь инсценировку можно провести, если заказчик при поиске киллера допустил оплошность — обратился к информаторам оперативников (несмотря на утрату агентурной сети «старой милиции», таковые до сих пор есть).

«К такому заказчику подсылают оперативника, который выдает себя за киллера. Все разговоры о заказе убийства фиксируются на скрытый диктофон. Оговариваются способ убийства и подтверждения — фото, видео, сообщение в прессе. «Жертву» тщательно гримируют профессионалы с киностудии им. Довженко. Затем подготавливают сцену убийства. Если это стрельба по авто, то заранее продырявленную машину выкатывают в нужное место, там же просят жертву театрально упасть, разбрызгивают краску-кровь. На место может даже выехать следственно-оперативная группа и сделать вид, что они проводят осмотр места происшествия. Через полицейскую пресс-службу сливают информацию журналистам», — рассказал «Вестям» источник в правоохранительных органах.

К слову, оперативники говорят, что подготовить такое «кино» чрезвычайно затратно и есть большой риск утечки информации. В МВД не ведут статистики, сколько инсценировок провели с начала года, но, по самым скромным подсчетам, в Одессе был третий случай с начала года.

Операции обычно не афишируют 

Один из основателей УБОПа Валерий Кур говорит, что настоящие преступные группировки скрытны: нанимают киллеров друг у друга, чтобы не было утечки. «Но, кроме обычной инсценировки, есть опасность провокаций с их помощью. Например, с помощью недобросовестных правоохранителей один из бизнесменов будет провоцировать своего конкурента, чтобы тот заказал убийство. Как только он дает заказ псевдокиллерам, его арестовывают», — говорит Кур.

К слову, он и другие эксперты по безопасности сходятся во мнении, что обычно подобные спецоперации не проводят шумно, и попадание в СМИ каждый раз далеко не случайно.

«Это внутренняя оперативная работа, и так ярко ее демонстрировать на всю страну в цивилизованном государстве не принято, чтобы не раскрывать нюансов работы. Преступный мир ведь тоже учится и все тщательно анализирует. Поспешность, с которой все выплескивается в СМИ, — это от того, что особо серьезных результатов, которыми можно было бы хвалиться, и нет», — объяснил «Вестям» президент Украинской ассоциации операторов рынка безопасности Сергей Шабовта.

"Убийство есть, а трупа нет"

Одна из главнейших задач во время инсценировки — быть убедительным до мелочей. Так что натурально играть свою роль приходится и «киллеру», и «жертве», ведь порой подвести могут именно детали.

«В 2003 году в Днепре съемочную группу одного из центральных телеканалов пригласили на место убийства. Оператор заметил, что человек, лежавший в окровавленной белой рубашке на кафельном полу, дышит. Правоохранители уверяли, что он мертв. Нам это показалось странным, и чуть позже мы поехали в морг, а там развели руками — никаких тел не привозили. Так мы и дали в эфир — видео убийства есть, а трупа нет. Что это инсценировка, сказали позже — милиция тщательно прятала бизнесмена даже от родственников, чтобы заказчики ни в чем не усомнились», — вспоминает редактор днепропетровского выпуска «Вестей» Юлия Супрун, ранее работавшая на ТВ.

К слову, одной из причин, почему информация об инсценировке убийства одесского адвоката в СМИ появилась раньше времени, называют утечку. Общественники стали заявлять, что он жив и не надо его хоронить, и чуть не сорвали всю операцию. 

Жертвы инсценировок

Довольно часто истории об инсценировках убийств встречаются в реестре судебных решений. Так, у одного из жителей Краматорска, после того как в конце октября 2010 года ему пришлось лежать в сырой после дождя яме в лесу, изображая труп, случился стресс и начались проблемы с сердцем. Но этим все не закончилось.

Заказчица этого преступления, которая отбывала срок в Донецкой области, после прихода «ДНР» донесла на своего обидчика, что у него в сарае есть оружие, которым он снабжает «Правый сектор». К нему пришли боевики, но ничего не нашли. А после освобождения Краматорска он подал на нее в суд и выиграл дело.