Когда «Вести» общались с представителями спецслужб, в качестве иллюстрации прокола телохранителей собеседники не раз называли случай с польским президентом Брониславом Коморовским в Луцке в середине июля. Несмотря на десятки секьюрити, во время визита к Коморовскому подошел парень и раздавил на его пиджаке яйцо.

«Это прокол как с украинской, так и с польской стороны», — оценил ситуацию один из бывших работников Управления госохраны Максим. — Хорошо, что хоть яйцо, а не нож». По правилам, высокопоставленному гостю, кроме своей охраны, предоставляется охрана со стороны принимающего государства. Общее количество бодигардов первого лица достигает 20 человек, и подобных ситуаций не должно быть априори.

У президента Украинской федерации профессионалов безопасности Сергея Шабовты своя оценка: «В толпе тяжелее всего контролировать ситуацию. Но в таком случае, как с Коморовским, надо держать расстояние между охраняемым лицом и людьми. Обязательно обращать внимание на тех, кто выделяется из толпы. Часто злоумышленники выдают себя тем, что у них бегают и краснеют глаза», — говорит Шабовта.

Инфографика: Портрет телохранителя украинской VIP-персоны​

Случай с яйцом на костюме Коморовского — прокол польских и украинских спецслужб

КАК ПОПАСТЬ К VIP-ПЕРСОНЕ

Высшая каста охранников, умеющих различать провокаторов в толпе, работает в Управлении госохраны Украины. Штат ведомства — почти 3 тысячи человек. Самой престижной считается работа в личке — личными телохранителями VIPов. Главе государства охрана предоставляется пожизненно (около 10 телохранителей. — Авт.), премьер и спикер обеспечены ею на протяжении года после ухода с должности (2–3 человека. — Авт.). «Телохранители первых лиц должны обладать хорошими манерами и приятной внешностью. По сути, телохранители — носители гостайны. Поэтому эти люди должны держать язык за зубами», — поделился с «Вестями» один из бывших личников Владимир. Чтобы попасть в охрану, ему пришлось несколько лет поработать в УГО. Начинал с прапорщика. Оптимальный возраст для телохранителя — от 25 до 33 лет. Считается, что человек в этот период психологически устойчив, а организм — на пике формы. По словам Сергея Шабовты, у телохранителей должен быть 12-часовой рабочий день. Иначе они не получат психологической разгрузки, что может повлечь потерю бдительности. Украинские бодигарды, по словам Шабовты, считаются достаточно выносливыми. Грузины сильны в поиске взрывчатки, белорусы — в пешем сопровождении. «Каждый публичный выезд VIPа — это целая спецоперация. Сначала на месте работают люди, которые анализируют ситуацию в регионе, потом — снайперы, и лишь тогда выезжает команда личников с охраняемым лицом».

Инфографика: портрет телохранителя VIP-персоны

ДВАЖДЫ В НЕДЕЛЮ - ТИР

Черного списка телохранителей в Украине нет. Если человек сделал что-то противозаконное, его просто увольняют из органов. «Заказчики частных телохранителей часто просят парней с мускулатурой, с поломанными носами, разбитой губой. Любят, чтобы был пострашнее», — рассказывает с улыбкой гендиректор охранного холдинга Дмитрий Стрижов. Его фирма в основном занимается разовой охраной: встреча из аэропорта, сопровождение сделки, большой суммы денег. «Иногда телохранителей нанимают просто для понтов. Например, надо произвести впечатление на партнеров, которые откуда-то прилетают, или сопроводить жену политика или бизнесмена во время шопинга», — отметил Стрижов.

Несмотря на это, требования к телохранителям в этой фирме достаточно высоки: «Для нас важен опыт работы сотрудника. Ребята постоянно занимаются в тире, дважды в неделю — в спортзале, проходят курсы экстремального вождения». Жизнь телохранителя в фирме застрахована на миллион гривен. Зарплата — от 5 до 18 тысяч гривен.

СПРОС НА ЖЕНЩИН-ТЕЛОХРАНИТЕЛЕЙ

В Украине — мода на женщин-телохранителей. Как рассказал источник «Вестей» в Управлении госохраны, две девушки работают сейчас и у них. «Девушек ценят за интуицию и умение предугадать ситуацию. Женщины-бодигарды проходят все то же, что и мужчины. К ним требования даже выше и жестче. А преимущество их в том, что они незаметны, от них меньшего ожидают. Они работают под видом пресс-секретарей, помощниц», — сказал Сергей Шабовта.

Часто женщин-телохранителей принимают за любовниц или подруг охраняемых лиц. Они незаменимы, когда надо выполнить спецзадание — например, проверить женскую туалетную комнату перед тем, как туда зайдет охраняемое лицо.

МОРОЗ НАУЧИЛ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ ПЛАВАТЬ

Экс-заместитель главы СБУ Александр Скипальский в свое время возглавлял охрану кандидата в президенты Виктора Ющенко. Говорит, что работать с ним было сложно. «Ющенко неуправляем. Захотел — никому ничего не сказал и уехал. Никогда не слушал. Идет по рынку: у того что-то попробует, у другого. Так нельзя. Я поработал с ним несколько месяцев и понял, что опасность для его жизни — очень большая. Сразу сказал его жене Катерине, что с ним может что-то случиться. Но меня не послушали. Через несколько месяцев Ющенко отравили», — вспоминает Скипальский. Интересно, что даже чемпион мира по боксу в тяжелом весе, лидер УДАРа Виталий Кличко, время от времени пользуется услугами бодигардов. «Несколько лет назад в Киев приезжал американский боксер Майк Тайсон, — вспоминает Кличко. — Мы наняли для его сопровождения частных телохранителей. Во время прогулки по городу наткнулись на свадьбу. Жених, невеста, гости пытались к нам подойти, но охрана не пустила. Люди спрашивают: «Это вы что, Тайсона от нас охраняете?» А те отвечают: «Нет, вас от него».

Ющенко охранники недолюбливали из-за его желания все попробовать

Бывший спикер парламента Александр Мороз признался «Вестям», что со своими телохранителями поддерживает отношения. Ездит к ним на семейные праздники и приглашает к себе. «У меня есть два телохранителя, которые со мной работали более 10 лет. Их мне когда-то еще Соцпартия наняла. Один из них закончил академию МВД, призер чемпионата Европы по самбо в тяжелом весе, — рассказал Мороз. А когда я был главой Верховной Рады, у меня было шесть телохранителей. Они бегали со мной кросс по утрам в Конча-Заспе, плавали в бассейне. Один телохранитель заодно и плавать научился».

У КРАВЧУКА БОДИГАРДОВ ПЕРЕКУПАЮТ БИЗНЕСМЕНЫ

На первого президента Леонида Кравчука покушались в 90-х в Харькове. «Помню, мы зашли на местный рынок. Когда проходили через мясной отдел, я общался с людьми. И на меня кто-то набросился с ножом. Целился в грудь, но один из телохранителей успел среагировать. Закрыл меня. И нож скользнул по пистолету, разрезал ему кобуру и зацепил грудную клетку, — рассказал «Вестям» первый президент. — Но, если честно, мы это событие даже не обсуждали — нам нужно было работать». Охранника-смельчака отблагодарили. Сейчас у Леонида Макаровича шесть телохранителей. Работают посменно. «Кто-то работает уже по семь-восемь лет, а кто-то меньше. Уходят в основном к бизнесменам, потому что они платят зарплаты больше раза в три», — признается Кравчук.

ЗАРПЛАТЫ ТЕЛОХРАНИТЕЛЕЙ

УГО:

прапорщик — 3200-3500 грн

офицер — от 4000 грн

ветераны госохраны - от 8000 гривен

Частная охрана:

в среднем от 5000 до 15 000 (в зависимости от навыков)

от 15 000 до 40 000 (высокопрофессиональные телохранители)

Политики пытаются оформить охранников в УГО, чтобы они получили оружие​

Частный телохранитель Сергей Шадрин (работает более пяти лет)

Если говорить о частной охране, здесь заказчикам хочется, чтобы телохранитель был побольше, пострашнее… Часто охранники проходят общефизическую подготовку по системе тренировок «панкратион» (смесь боевых искусств). В основном им от 30 до 45 лет, нередко они с высшим образованием. Огнестрельное оружие частникам носить запрещено, максимум — «резинка». А потому политики пытаются оформить своих охранников в Управление госохраны, дабы легализировать ношение огнестрельного оружия. Для этого им надо пройти соответствующий отбор, тесты. Но можно и иначе — часто депутаты и бизнесмены берут в телохранители бывших удошников. Или нанимают титановцев (спецподразделение МВД. — Авт.) для личной охраны. Ведь у них тоже есть право носить огнестрельное оружие.

Для жен богатых людей телохранители — что-то вроде породистой собаки и дорогой машины. Это как составляющая их жизни. Телохранителям приходится выполнять не совсем свойственные им функции. Их задача, например, — понести сумки жене, заказать резину, свозить автомобиль на техстанцию. Не все это выдерживают…

За сломанную кровать президента — выговор

Майор госохраны, который работал с экс-президентом Леонидом Кучмой

Личные охранники первых лиц очень быстро получают воинские звания — например, мог быть прапорщиком, а потом резко стать генералом. Получают они и квартиры за верную службу, правда, претензии к ним тоже бывают странные. Помню, с Кучмой был курьезный случай. Перед очередной поездкой в Харьков в гостинице проверили еду, в комнате все осмотрели, но ночью сломалась кровать. За это ребята получили такой выговор!

Близкие отношения с шефом чреваты потерей бдительности

Андрей Саламатин (работал в УГО около 20 лет, был в личной охране экс-генпрокурора Григория Ворсинова)

Настоящий телохранитель не обязательно должен быть шкафом. Ведь большой человек — большая мишень. Оружие должно быть скрыто под одеждой. Но самое главное в «личке» — даже не мускулатура и не «пушка», а голова. Соображать и прогнозировать опасность надо быстро, реагировать — молниеносно. Светить оружие нельзя. Это — крайний случай. Охранников учат читать лица, просчитывать на два-три шага вперед. Понимать, как может этот подозрительный человек себя повести, куда пойти. Самая тяжелая работа — в толпе. А охранять сложно того человека, с которым нет контакта. Ведь когда ты не знаешь, куда человек пойдет в следующий момент, ты контролируешь ситуацию, работаешь, как говорится, с колес. Охраняемое лицо и телохранитель должны понимать друг друга с полуслова. С Ворсиновым было понимание. Помню случай, когда моя жена была беременна, и я искал импортный бандаж, но нигде не мог найти. Как-то в командировке я говорю шефу, что зайду в аптеку. А он: «Зачем?» Говорю, что нужен специальный пояс для беременной жены. Он мне: «Не переживай». Возвращаемся в Киев, и он подарил мне импортный бандаж. Но очень близких, дружеских отношений с охраняемым лицом не должно быть. Ведь тогда бдительность притупляется. И уже за безопасностью так не следишь.

Когда шеф хорошо выпил, можем взять себе по пару сотен гривен

Ярослав, охраняет одного из нардепов (работает 2 года)

Каждое утро нам выдают по 20 тыс. грн. Шеф говорит, чтобы рассчитывались, когда что-то надо. Богатые люди никогда не берут деньги руками, потому что считают их грязными. Когда шеф хорошо выпьет, мы можем вытянуть несколько сотен гривен — ведь кошельки и карточки всегда у нас тоже. Делимся с водителем. За счет этого я и держусь. Зарплата невысокая — 6 тысяч гривен. Работаю посменно с напарником. Приходится ездить с «глушилкой» дорожных мин. Но мы включаем ее редко, потому что это — большая радиация, которая может обернуться даже потерей волос. Наш шеф ездит на бронированном «Мерседесе», как и первые лица страны.

Раньше я работал в Управлении госохраны. У меня для работы должно было быть несколько костюмов, начищенная обувь, хороший аромат, чтобы это не раздражало охраняемое лицо. Есть такие VIPы, которые закупают своим телохранителям одинаковые костюмы, рубашки, галстуки. Случаи тогда были разные. Например, помню, как бандиты пытались добраться до охраняемого лица через одного из работников обслуживающего персонала. Они надавили на бизнес его сына, чтобы тот поставил прослушку в кабинете отца. К счастью, это вовремя обнаружили.

Жизнь телохранителя - не сахар. Чтобы научить человека всем тонкостям профессии, надо несколько лет. Телохранитель обязательно должен зайти в подъезд первым и с одним закрытым глазом — чтобы привыкнуть к темноте. И только после того, как все проверил, пробежал по лестнице, заходит охраняемое лицо. К работникам УГО очень высокие требования. Тебя проверяют до седьмого колена, поэтому репутация родни должна была быть, как у жены Цезаря. Ребята говорили, что в плане безопасности легко было работать с Морозом, Кучмой, Тимошенко. Тяжелее — с Ющенко. Юля доплачивала охранникам по $1000, Яценюк — по $200, и он считается не очень щедрым.