«Киборгов», «титушек» и «ватников» активно вносят в электронные научные и пользовательские словари. А ученые обсуждают, каким из этих новообразовавшихся слов следует попасть и в бумажные академические издания. Впрочем, эксперты уверяют: большинство новых слов образовывается неслучайно и это элемент политических технологий.

НОВЫЕ СЛОВА

Слово «киборги» (в смысле защитники Донецкого аэропорта) уже можно увидеть в онлайн-словаре современного украинского языка. Там же появились и «ватники», которых толкуют так: «человек с советской ментальностью, искренне не понимающий, для чего существует государство Украина».

Кстати, автор этого неологизма россиянин Антон Чадский рассказал «Вестям», что придумал слово еще в 2011 году. «Ватник — карикатура на типичного российского патриота, с набором штампов и стереотипов российской пропаганды», — сказал Чадский.

Студенты столичного института Бориса Гринченко создали видеословарь, где с научной точки зрения объяснили значение «титушек» — это молодые люди характерного внешнего вида, которых власть использует за деньги для провокаций. Думают также над тем, чтобы внести в словари и слово «укроп» — сейчас оно есть в онлайн-словаре (myslovo.com), его расшифровывают как «украинское сопротивление врагам».

В некоторых словарях уже появились «добробраты» (бойцы добровольческих батальонов), «аватары» (так называют военных, увлекающихся алкоголем) и «бандерлоги» (это слово произнес Путин по отношению к российской оппозиции, а затем это понятие уже применили к украинцам).

КОГДА ДОЙДЕТ ДО ПЕЧАТНЫХ СЛОВАРЕЙ

Когда именно все эти новые слова окажутся в печатной версии словарей, филологи пока сказать не могут. Печатают их у нас раз в 30 лет, а то и вовсе раз в полвека. Тем более что денег на книги у нас сейчас нет.

«Большие академические словари обновляются раз в 30–40 лет, а то и в полвека. Последний 11-томный словарь выходил еще в 1980-м. С 2000 года начали готовить 20-томник, сейчас идет работа лишь над 7-м томом. Раз в два года должны выходить малые словари, но пока на них нет денег», — рассказала нам завотделом лексикологии и лексикографии Института языка НАН Украины Ирина Гнатюк.

При отборе лексики для словаря, по ее словам, раньше нужно было, чтобы слово или термин активно использовали минимум в пяти сферах жизни. Сейчас при отборе опираются лишь на лексику из СМИ, которую считают динамичной.

КТО И ДЛЯ ЧЕГО ИСПОЛЬЗУЕТ

Профессор кафедры филологии Черкасского университета имени Хмельницкого Светлана Жаботинская изучает политические неологизмы и то, как слова влияют на сознание: «Новые слова зачастую появляются из оговорок, когда поставили неправильно ударение. Но еще чаще это авторские неологизмы, которые в своих публикациях или выступлениях использует интеллектуальная элита. Наиболее удачные быстро становятся инструментом пропаганды. Эти слова — вирус, который внедряют в сознание масс, программируя на конкретное восприятие и соответствующие действия».

Блогер Александр Барабошко проследил жизненный цикл таких слов: «Они живут пока существует понятие, которое они обозначают. Достаточно одного дня, чтобы спонтанно выкрикнутое в толпе слово стало интернет-мемом и надолго закрепилось в лексиконе. В РФ уже давно существуют профгосструктуры, которые заняты придумыванием эмоционально-заряженных терминов».

Подтверждает это и Чадский: «В России создавались целые порталы, на которых размещались различные виды графической сатиры, мемы, фотожабы и т. д., которые с помощью платных комментаторов продвигались и закреплялись в сознании россиян».

Отечественные политэксперты уверены, что и в Украине есть структуры, которые если не генерируют «выгодные» неологизмы, то способствуют их распространению. «У нас для таких целей существуют информационные центры и темники, которым заказывают тональность статей и использование конкретных слов в статьях или выступлениях. Интеллектуальная элита вбрасывает в массы, интернет создает мемы, пропаганда подхватывает. А там уже кому-то из чиновников слово понравилось, его отметили в темниках, мол, что желательно использовать в таком-то контексте», — говорит политэксперт Кость Бондаренко.

По словам политтехнолога Екатерины Одарченко, термины нарочно могут вбрасывать политики — такой процесс является частью кампании: «Продвижение терминов идет в три этапа: создают фокус-группы, которые изучают отношение людей к некоему процессу в обществе и выделяют слова, которые люди часто используют. Далее разработку передают для распространения экспертам и блогерам, а результат уже работает на политика».

По ее словам, фокус-группы стоят от $800 до 1250, а также аналитики берут от 5 до 150 тыс. 

Читайте также Кража первой печатной книги в Украине: музеи Киева проверят на безопасность