Два события,  совпавших во времени, свидетельствуют о тревожных тенденциях в православном (да и во всем христианском) мире с неизбежной проекцией на украинскую действительность.  Первое – это напряженность, сложившаяся вокруг подготовки и проведения Всеправославного Собора. Второе – это политическая и информационная кампания внутри Украины, направленная на дискредитацию Украинской Православной Церкви, находящейся в каноническом единстве с Московским Патриархатом.  Эти события (или даже процессы) незримо взаимосвязаны и могут оказать негативное влияние на общественно-политическую ситуацию внутри Украины, стать новым и, возможно, главным вызовом для нашей страны и для православия в целом.

Впервые после 1054 года Восточная христианская церковь оказалась на грани раскола. Если до сих пор конфликты сотрясали отдельные церкви в глобальной системе Православия, то теперь назревает системный конфликт, вызванный не  последнюю очередь внешним, политическим воздействием на Вселенского Патриарха, Его Всесвятейшество Варфоломея, который в последнее время все больше превращается из primus inter pares (первого среди равных) в сонме других четырнадцати патриархов, стараясь показать свое главенство в православном мире. Естественно, это противоречит канонам православия и не может быть нормально воспринято многими Церквями. Всеправославный Собор был на грани срыва.

В этих условиях Вселенский патриарх (являющийся патриархом Константинопольским) через своего советника уже объявил об обязательности решений Всеправославного Собора для всех православных церквей – даже тех, которые не будут принимать участие в работе Собора.  Кроме всего прочего,  Фанар принял решение требовать от каждой церкви-участницы Всеправославного Собора денежный взнос в размере 250 тысяч евро, что для многих церквей (например, переживающей гонения со стороны ИГИЛ Антиохийской православной Церкви) – неимоверная сумма. На вопрос, не стоит ли к финансовому вопросу подойти дифференцированно, ответ не последовал.

Сегодня в православии накопилось немало вопросов, требующих решения на Соборе, который не собирался почти 1200 лет. Это и вопросы взаимодействия между отдельными Церквями (например, существует конфликт между Антиохийской и Иерусалимской церквями, вопрос признания Американской Православной Церкви и т.д.), и вопросы экуменического диалога, и даже вопрос отношения к Григорианскому календарю. Но все эти вопросы необходимо согласовать заранее и иметь видение их решения. К сожалению, уже встреча в Шамбези (Швейцария) в январе 2016 года вскрыла ряд противоречий в православном мире. На встречу не приехали глава Элладской православной церкви митрополит Афинский Иероним II и патриарх Антиохийский и Всего Востока Иоанн Х. Вселенский патриарх Варфоломей долго не хотел высказывать свое отношение по украинскому вопросу. Грузинская православная церковь так и не добилась внятного ответа относительно вопроса церковного календаря.

Напомню, что Всеправославный Собор готовился более 50 лет. И гордыня отдельных владык вкупе с большой политикой может превратить его из уникального, исторического акта единения православия в фактор раскола и начала противостояния в православии. Ведь на ситуацию вокруг Собора сегодня влияют внешние моменты: противостояние между блоком западных государств и Россией, конфликт между Турцией и Россией, конфликты между проамериканскими режимами на Балканах и Россией, ситуация на Ближнем Востоке и даже мировой экономический кризис!

В этих условиях наиболее правильным, считаю, была бы позиция относительно переноса сроков проведения Собора и инициирования еще одной рабочей встречи православных иерархов с целью попытки урегулирования спорных вопросов, накопившихся в православии.  Тем более, что в работе нынешнего Всеправославного Собора не принимают иерархи Грузинской,  Сербской, Болгарской, Антиохийской православных церквей, и главное – Русская православная Церковь, а так же Украинская православная Церковь.

Если взглянуть на численность верующих, входящих в состав пятнадцати православных Церквей, то вырисовывается очень интересная картина.

Церковь - Количество верующих

  • Русская православная церковь - 120 000 000 

  • Румынская православная церковь - 18 800 000

  • Элладская православная церковь - 9 000 000 

  • Сербская православная церковь - 8 000 000 

  • Болгарская православная церковь - 6 350 000 

  • Грузинская православная церковь - 3 600 000 

  • Константинопольская православная церковь - 3 500 000 

  • Православная церковь в Америке - 1 000 000 

  • Антиохийская православная церковь - 750 000 

  • Кипрская православная церковь - 654 000 

  • Польская православная церковь - 555 000 

  • Албанская православная церковь - 400 000 

  • Александрийская православная церковь - 250 000 

  • Иерусалимская православная церковь - 200 000 

  • Православная церковь Чешских земель и Словакии - 75 000

Итак, православных, объединенных в канонические церкви, в мире насчитывается около 173, 1 миллионов человек. Если во Всеправославном Соборе не примут участие Русская православная, Грузинская, Сербская, Болгарская и Антиохийская Церкви, Собор будет представлять интересы лишь 26,1 миллиона верующих – это чуть более чем 15% от общей численности. Ни о каком Всеправославии речь идти не может. Без консенсуса и единения любые разговоры о Всеправославном Соборе – это фикция.

Кроме всего вышеизложенного стоит принять во внимание, что в мире существует около 75 непризнанных национальных автокефалий, объединяющих около 10 миллионов верующих. Наиболее крупной из них является Украинская православная церковь Киевского патриархата во главе с Филаретом (Денисенко), в 1997 году отлученным от Церкви и преданным анафеме.  На протяжении последнего времени на Вселенского патриарха оказывается давление с целью признания каноничности УПЦ КП.

Не случайно накануне Всеправославного Собора группа народных депутатов Верховной Рады Украины написала обращение к Вселенскому патриарху Варфоломею с просьбой о признании УПЦ КП, а также об аннулировании грамоты Константинопольского патриарха Дионисия IV Муселимиса, который в мае 1686 года передал Киевскую и Галицкую митрополию под управление Патриарха Московского и Всея Руси.

Сегодня в Украине осуществляется очередная попытка создания при помощи политического инструментария так называемой «Единой Поместной Церкви». Но если во времена Виктора Ющенко этот процесс шел исключительно бюрократическим и дипломатическим путем, то после 2014 года мы видим агрессивные попытки нынешней власти не только сформировать национальную церковь, но и добиться ее признания со стороны Фанара, что давало бы возможность говорить о «каноничности» (хотя особо стоит акцентировать тот момент, что каноничность должна быть признана всеми церквями, и пример Православной церкви в Америке показателен – она до сих пор не признана полностью канонической). При этом создание «Поместной» церкви в Украине мыслится исключительно путем ликвидации Украинской Православной Церкви в каноническом единстве с Московским Патриархатом.

Действия, которые мы наблюдаем на протяжении последнего времени, вызывают особое неприятие. Государство не просто вмешивается в дела Церкви (которая, напомню, отделена от государства даже не Декретом Совета Народных Комиссаров, как это произошло в России, а Третьим Универсалом Центральной Рады в ноябре 1917 года – а ведь к исторической традиции Центральной Рады так любят обращаться в последнее время. Народные депутаты из числа постмайдановских хунвейбинов пытаются принять закон, ограничивающий деятельность Украинской Православной Церкви. Во многих населенных пунктах проводятся захваты храмов, а Тернопольский областной совет принимает решение о передачи Свято-Успенской Почаевской Лавры представителям другой конфессии.

Параллельно, можно предположить, что существуют центры влияния, которые провоцируют выход ряда епископов из канонического православия и создание «Поместной Церкви» путем объединения церкви Филарета, Украинской автокефальной православной Церкви и групп, которые постараются вывести из УПЦ. По имеющимся данным, на роль главы нового церковно-политического объединения готовят Митрополита Переяслав-Хмельницкого и Вишневского Александра (Драбинко). И именно в такое время народные депутаты Украины приняли обращение к Вселенскому патриарху фактически о признании каноничности Церкви Филарета.

Тревогу вызывает и то, что и за попыткой проведения Всеправославного Собора, и за попыткой организации форсированными темпами в Украине «Поместной Церкви» стоят одни и те же силы – и находятся они вне Украины, вне Константинополя и вне православного мира. Православие для этих сил – это лишь инструмент геополитических разборок и передела мира, ослабления позиций тех или иных игроков.

Чем это чревато для Украины – предугадать не сложно. Филарет в 90-е годы активно использовал УНА-УНСО для захвата храмов, а на Волыни поддерживал парамилитарные формирования «казаков» из так называемой «Полесской Сечи».  Тогда он не мог похвастаться особой поддержкой со стороны государства – украинское политическое руководство старалось выдерживать балансы в отношениях с Церквями. Сегодня, когда все информационной пространство заточено на войну, а в воздухе витает дух ненависти и нетолерантности, политической команды «фас!» достаточно, чтобы в стране началось грандиозное кровопролитие, отбрасывающее нас к самым трагическим страницам средневековой истории. По стране ходят толпы праздно шатающихся людей в камуфляже, которые ищут приключений и выхлопа пассионарной энергии. Дельцы от церковной политики вполне могут использовать их как аргумент.

Те, кто решили играть с религиозными настроениями граждан Украины, играют с огнем. Украина, мир, православие стоят перед серьезными вызовами: большая политика снова начинает вмешиваться в церковную сферу. Исторический опыт показывает,  что это обычно приводит к ужасным последствиям.

Пока еще не поздно остановиться!

24 августа 1572 года во Франции произошла одна из самых страшных трагедий, базированных на религиозной основе – Варфоломеевская ночь. Дата 24 августа – день Независимости Украины – это и предостережение и украинским политикам, и церковным иерархам – вплоть до Вселенского патриарха Варфоломея, насколько осторожно необходимо относиться к вопросам межконфессионального мира – особенно в Украине, которая и так прошла через страдания и кровь, и особо нуждается в мире и стабильности.

Вадим Новинский, народный депутат Украины