К двадцатилетнему юбилею Конституции, который отмечаем 28 июня, в Администрации президента задумали снова внести правки в Основной закон.

План таков: подать в зал пакет изменений по децентрализации с «особым статусом» для Донбасса (именно он спровоцировал взрыв гранаты под Радой 31 августа 2015 года), молниеносно проголосовать за него в I чтении, а к осени «добить» 300 голосов.

Троянский конь из Донбасса

«Генеральной репетицией» называют внесение правок в части судебной реформы. «Не зря прилетала в Киев Виктория Нуланд (помощница госсекретаря США. —Авт.) — она выступила как передатчик воли начальства, — сказал «Вестям» нардеп от «Оппозиционного блока» Василий Нимченко. — Правки примут за три дня до каникул (15 июля. — Авт.), дальше пока не пойдут, чтобы не накалять обстановку».

Шкиряк: Выборы на оккупированных территориях сейчас провести невозможно

В «Самопомочи» план блицкрига изложили по-другому. Роль «троянского коня» отводят норме о том, что особенности местного самоуправления на отдельных территориях Донецкой и Луганской областей «определяются отдельным законом». «Сначала они под благовидными лозунгами соберут 300 голосов и изменят Конституцию. А потом дать Донбассу «особый статус» смогут 226 депутатов. Их собрать гораздо легче», — говорит представитель «Самопомочи» Александр Опанасенко. Но в пропрезидентской фракции категорически опровергают эти слова, хотя и признают: судьба Донбасса зависит от результата международных переговоров.

Там ищут юридические формулировки для определения статуса территорий. Решают, при каких условиях возможно провести выборы в Донецке и Луганске. Позиция 

Украины — только после возобновления нашего контроля над границей, допуска международных наблюдателей и украинских СМИ. «Пока не будут выполнены условия Минских договоренностей, никто за Конституцию не проголосует и «особого статуса» не будет. При этом за децентрализацию всей Украины, без создания уездных княжеств, к сентябрю голоса вполне могут найтись», — считает член фракции  БПП Борислав Розенблат. 

«У многих дрожат коленки»

Простое большинство в зале набирается якобы без проблем (поиском «конституционного» большинства в 300 голосов, говорят, будут заниматься депутаты от БПП Александр Грановский, Сергей Березенко и близкий к нему Олесь Довгий из «Воли народа»). Также собеседники «Вестей» подчеркнули, что 300 голосов у БПП и НФ нет.

Плюс внутри фракций по этому вопросу разные позиции, понадобится помощь малых групп (ее, дескать, и обеспечит Довгий). Подтолкнуть колеблющихся вроде бы должны последние движения силовиков в отношении нардепа Александра Онищенко (группа «Воля народа»). «Этим влияют на «Батькивщину», другие фракции. Ему вменяют создание ОПГ — это широкая статья, завтра по ней может пойти и Юлия Тимошенко. Сейчас у многих дрожат коленки — в реальности преследований сомнений уже нет ни у кого», — сказал «Вестям» депутат Сергей Каплин.

Как принимали Конституцию Украины

28 июня 1996 года Рада 321 голосом приняла Конституцию. Обсуждение затянулось на 23 часа: спикер Александр Мороз опасался, что больше не сможет собрать депутатов. «По действовавшей советской Конституции президент был главой страны, назначал министров, — сказал «Вестям» экс-глава Минюста Александр Лавринович. — Депутаты хотели сохранить это положение вещей. Против был Кучма, говорил о громоотводе».

За пару дней до голосования Кучма передумал и вынес на референдум противоположный текст Конституции. Журналист Георгий Гонгадзе обзванивал депутатов - мол, президент уже записал обращение к народу на УТ-1. Тогда Мороз пошел ва-банк. 27 июня он собрал депутатов и объявил: работаем до победного. Дебаты шли по каждому слову. Для коммунистов было принципиальным узаконить автономию Крыма. Взамен они дали голоса за сине-желтый флаг и госстатус украинского языка.

«Обстановка была нервная, но свободная, я курил в зале. Приносили кофейники, да и кое-что покрепче. Популярны были джин-тоники, некоторые депутаты так восстанавливали тонус», — говорит экс-депутат Владимир Чемерис. Докладчик Михаил Сирота не сходил с трибуны почти сутки. «Он был в состоянии полной мобилизации и отказывался передавать слово», — вспоминает Лавринович. В итоге в 9:19 Конституцию приняли. И счастливый Мороз раздавал автографы на первых экземплярах. «Даже себе не оставил. Жаль, не догадался сделать сувенирные варианты», - сказал он «Вестям».

Инфографика "Вестей"