28 июня 1996 года Рада 321 голосом приняла Конституцию. Обсуждение затянулось на 23 часа: спикер Александр Мороз опасался, что больше не сможет собрать депутатов.

«По действовавшей советской Конституции президент был главой страны, назначал министров, — сказал «Вестям» экс-глава Минюста Александр Лавринович. — Депутаты хотели сохранить это положение вещей. Против был Кучма, говорил о громоотводе».

За пару дней до голосования Кучма передумал и вынес на референдум противоположный текст Конституции. Журналист Георгий Гонгадзе обзванивал депутатов - мол, президент уже записал обращение к народу на УТ-1. Тогда Мороз пошел ва-банк. 27 июня он собрал депутатов и объявил: работаем до победного. Дебаты шли по каждому слову. Для коммунистов было принципиальным узаконить автономию Крыма. Взамен они дали голоса за сине-желтый флаг и госстатус украинского языка.

«Обстановка была нервная, но свободная, я курил в зале. Приносили кофейники, да и кое-что покрепче. Популярны были джин-тоники, некоторые депутаты так восстанавливали тонус», — говорит экс-депутат Владимир Чемерис. Докладчик Михаил Сирота не сходил с трибуны почти сутки. «Он был в состоянии полной мобилизации и отказывался передавать слово», — вспоминает Лавринович. В итоге в 9:19 Конституцию приняли. И счастливый Мороз раздавал автографы на первых экземплярах. «Даже себе не оставил. Жаль, не догадался сделать сувенирные варианты», - сказал он «Вестям».

О том, какие правки ждут Основной закон при нынешних народных избранниках, читайте в материале "Вестей".