Генпрокуратура объявила о подозрении двум известным бойцам батальона «Айдар»: Валентину Лихолиту (позывной «Батя») и Игорю Радченко («Рубеж»). Начавшиеся следом волнения в центре Киева вынудили власть дать задний ход. Однако зачем процесс начали сейчас, и что ждет добробаты?

Есть ли дым без огня 

Военная прокуратура задержала обоих в пятницу вечером. Тотчас появился месседж: авторы «навета» — бывшие мэр и замы Северодонецка (нардеп Егор Соболев открыто обвинил обоих в сепаратизме). И якобы речь шла об «отжатом» у них фотоаппарате.

Параллельно ГПУ запустила свой список обвинений — более шокирующий. В нем — грабежи, похищения людей, вымогательство, покушения на убийство. Конкретные факты от ГПУ: в июле 2014-го Батя и Рубеж якобы санкционировали рейд по частным домовладениям в Северодонецке (изымали машины, деньги, телефоны, тот же фотоаппарат).

Свидетель, которого держали в подвале, вспомнил позывной «Батя», еще один — как слышал от Радченко угрозу взорвать его гранатой. «Год назад Amnesty International официально передала премьеру Яценюку список из нескольких сотен преступлений. В аналогичном перечне от экс-губернатора Геннадия Москаля таковых было 65», — напомнил политолог Руслан Бортник.

Речь шла не только о грабежах и махинациях — назывались случаи, когда представители добробатов устраивали казни, пытки.

О том, что дыма без огня в случае с Лихолитом и Радченко не бывает, сказали и их сослуживцы. Бывший комроты «Айдара» (а сейчас депутат-«фронтовик») Игорь Лапин намекнул «Вестям», что его бойцы попадали в уголовные истории в Северодонецке – хоть и не должны были находиться в тылу, а приказы получали «точно не от Лапина или Сергея Мельничука».

Луценко разруливал ситуацию

Акция под Печерским судом в Киеве началась в ночь на субботу и длилась до вечера, когда Апелляционный суд решил отпустить Батю. Участвовали семь депутатов Рады, около сотни человек «батальонного братства».

На Крещатике развернули палатку, у входа в суд — шины. Вывозу Бати в СИЗО препятствовали эффективней, нежели отъезду автозака с Юлией Тимошенко пять лет назад. Конвой вытолкали из зала, вход в суд забаррикадировали на сутки. Появилась версия: арест — интриги нардепа, экс-комбата «Айдара» Сергея Мельничука (антагонист Лихолита).

Самого Мельничука, рискнувшего явиться к суду, побили. «Это беспрецедентный случай, захват суда тщательно спланировали — это больше походило на военную операцию, значит, соратники Лихолита знали об аресте и готовились», — сказал наш источник в ГПУ.

Арест такого масштаба не мог пройти мимо начальства. О нем наверняка знал главный военный прокурор Анатолий Матиос. «Вероятно, он решил не докладывать об этом Луценко, чтобы не сорвать избрание меры пресечения. Или просто не посчитал нужным», — говорит наш собеседник. Общественное настроение передала волонтер и боец ДУК ПС Елена Билозерская: «Арестовывая известного бойца, власть перегнула палку. Ей мгновенно дали это почувствовать, и она быстренько — вот увидите! — отмотает все назад».

Разруливать ситуацию прибыл лично Луценко (по некоторым данным, он прилетел специально из Херсонской области). Подсел на лавку к Лихолиту и заявил, что «расследование по делу проведено не полностью», по этой причине он не видит надобности в аресте. «Это попытка погасить ситуацию, отведя подозрения от президента. Хоть и так ясно, что без команды с Банковой Печерский суд не принялся бы за это дело», — считает Бортник.

Маленький эпизод

Эксперты уверены, что «дело Бати» — лишь маленький эпизод в противостоянии Банковой с добробатами и общественниками. «Так получилось с батальоном «Торнадо»: из-за трех-четырех человек, занимавшихся контрабандой, вся команда пошла на дно. Почему так?  Если завтра закончится война, спрос будет с верхушки, потому и хотят угомонить тех, кто хочет защищать Украину, — сказал «Вестям» известный волонтер Армен Никогосян. — Сейчас ищут компромат на всех. Даже за мной бегали прокуратура и СБУ: мол, я по $30 млн зарабатываю».

Правозащитник Эдуард Багиров отметил, что волна обвинения добровольцев началась еще прошлой осенью: «Это госполитика, призванная размыть костяк опасных для власти людей. На них бросают тень, дискредитируют уголовными делами: нет доверия — значит, они не смогут повести за собой народ на новых акциях протеста».

Интриги ситуации добавил Юрий Луценко. После освобождения Лихолита из-под стражи он выступил в «Фейсбуке» с предложением законодательной амнистии для всех участников батальонов. «Это мина. Ты не голосуешь за амнистию — значит, ты против добровольцев. Голосуешь — значит, ты за сепаров, ведь и их также придется амнистировать! Такой «шпагат», законодательную шизофрению, нам подбросили специально, вместо того, чтобы просто взять и закрыть дела 2014 года», — считает бывший «айдаровец», а ныне нардеп Игорь Лапин.

Политологи убеждены: такой подход Банковой не случаен. «Человеку вешают ярлык, потом выпускают, подвешивая «на крючок» — там уже болтаются лидеры «Свободы», «Правого сектора», УКРОПа, «Айдара», и все они вынуждены оглядываться на Банковую», — отметил Руслан Бортник. 

За амнистию, Евгений Пташник, экс-комбат «Айдара»:

Я однозначно за амнистию для добровольцев. Ей могут подлежать все военнослужащие, совершившие незначительные преступления, которые в мирное время принято расценивать как преступления, за которые полагается 5–10 лет лишения свободы. Например, это перевозка и хранение боеприпасов, а также стрельба в мирных городах — в мирное время это тяжелое преступление.

Подумайте сами: бойцы находятся в зоне АТО, они привыкли ходить с оружием, стрелять из него. Там гибнут люди, бойцы получают психологическую травму. А потом попадают в другие условия, но для них-то средство защиты остается тем же, что и раньше! Я и на себе это испытал. Для нас стрельба, хождение со своим оружием уже не преступление. Так же, к слову, как и отбор чужих автомобилей, которые используются для вывоза раненых. Безусловно, необходимо садиться и вместе с юристами прорабатывать закон об амнистии для обычных бойцов: в него должны войти «нетяжелые» правонарушения, а такие, как грабеж с оружием, должны оставаться подсудными.

Против амнистии, Максим Козуб, экс-командир взвода «Айдар»:

Абсолютную амнистию вводить нецелесообразно: там, на востоке, мы — лицо большой Украины, Вооруженных сил, добровольческого движения. И оно должно быть чистым. Когда мне говорят, что войну не делают в белых перчатках, это правда. Но и обмазываться грязью не годится.

Летом 2014-го мы проводили зачистку территории в поселке Стукалова Балка - искали наводчиков. Вдруг ко мне прибежал боец и сказал: «Его коллега где-то взял наручные часы». Я его вызвал, спросил. Оказалось, взял в одном из домов — у него не было. Я ему приказал положить на место: «В следующий раз за такое буду стрелять!» И я бы действительно стрелял. Несмотря на то что война формально не объявлена, и я бы сильно подставился — зато он все понял и отнес часы обратно.