Жители села Ветлы Волынской области теперь в лес за грибами ходят с паспортом, иначе могут оказаться в белорусском СИЗО. Как выяснилось, часть леса и канал, которыми они пользовались с незапамятных времен, теперь принадлежат другому государству — Беларуси. Местные активисты грозят перекрывать трассы, чтобы отвоевать свою территорию.

В лес только с паспортом

Скандал в селе Ветлы разгорелся недавно. «Лесники обходили территорию и заметили, что в лесу появилась чужая техника и кто-то копает землю. Оказалось, что работы затеяли белорусские пограничники, заявившие, что это их территория. Потом прибыл начальник Северного территориального округа и дал приказ житомирскому спецотряду пограничников возвести блокпосты и следить за порядком», — рассказывает «Вестям» глава сельрады Любовь Павлик. 

Как объяснили местным жителям, еще в 1997 году две страны договорились о границах и теперь она проходит именно тут. В итоге в лес надо ходить с паспортом. «Как-то пошли за грибами, встречаем белорусского пограничника. Документов при себе не было, поэтому меня забрали в город Пинск, домой я вернулся только на третий день», — жалуется житель Николай.

Сейчас белорусы приступили к вырубке деревьев, говорят, для установки пограничных знаков. Местные этим возмущаются, но больше всего их беспокоит то, что недалеко от новой границы соседи собираются построить водохранилище площадью 699 га.

И хотя белорусская сторона утверждает, что намерена таким образом спасти Украину от лишних талых и поверхностных вод, в Ветлах уверены: водохранилище осушит все ближайшие водоемы. «Это чревато экологической катастрофой для всего района. Осушат водоемы — мы же останемся без урожая», — обеспокоены в сельсовете. Местные активисты настроены решительно и собираются даже блокировать трассы, если им не возвратят их территорию. 

Вернуть территорию не получится

Впрочем, шансов на это почти нет. В Госпогранслужбе заявили, что о границах договорились еще в 1997 году, но только сейчас дело дошло до установки знаков. А экс-президент Леонид Кравчук говорит, что если уже прошла имплементация, то вернуть все назад практически невозможно.

«И потом, если мы вернем несколько метров своей земли, то в таком случае нужно в другом месте отдать такой же участок. Это очень сложный вопрос. Я помню, что по одному участку границы мы с Россией вели переговоры целых десять лет», — говорит «Вестям» Леонид Кравчук. В МИД вчера прокомментировать ситуацию не смогли, попросив время, чтобы разобраться.