В Украине распродают старинные усадьбы — купить поместье можно даже за $15 тыс. Эксперты говорят, что сдавать или продавать старинные усадьбы и строения нужно, но для этого необходим контроль, чтобы на месте истории не появились новоделы, огражденные 10-метровым забором. 

Ратуша и дом фрейлины

На Львовщине в селе Поморяны продают старинную ратушу XIX века. «Цена $15 тыс., торг уместен», — говорится в объявлении, которое разместил сельсовет. «Местные обеспокоены судьбой памятника и сетуют, что ратуша и ранее не была внесена в список памятников истории, а теперь может быть и вовсе утеряна, если новый хозяин разберет ее на кирпичи», — говорит председатель Львовской облорганизации Украинского общества охраны памятников истории Андрей Салюк. 

А на Сумщине пытаются продать бывшую панскую резиденцию. Кто именно — непонятно, поскольку действуют через посредников. «Продам старинную усадьбу ценителям традиций и истории. Строение XIX века, бывшее панское поместье, представляет собой архитектурное и культурное наследие одного из самых интересных периодов нашей истории», — пишет автор объявления. Кирпичный двухэтажный дом с пятью спальнями находится в селе Криничное, к нему прилагается еще и 90 соток земли. На фото внутри видны подвалы со сводчатой кирпичной кладкой. Цена — $50 тыс.

Также в Полтавской области продается старинная усадьба фрейлины императорского двора Варвары и ее мужа генерала Ладыгина середины XIX века. Судя по фото, некогда симпатичное здание сейчас в достаточно плачевном состоянии. 

Выкупают и забывают

Есть усадьбы, которые уже выкупили. Например, бывшая летняя резиденция семьи австрийского железнодорожного предпринимателя барона фон Мекка, в которой гостем был знаменитый композитор Чайковский, (с. Копылов, Киевская область) с 2004 года — в собственности частного предприятия. Но за 12 лет домом никто так и не занимался. «Еще один-два сильных снегопада — и ветхое деревянное здание рухнет», — сокрушается глава сельсовета Раиса Чижевская. В доме хотели открыть галерею, потом — офисы. Но ЧП, которому принадлежит дом, назад открыло гольф-клуб в соседнем селе Севериновке, и об усадьбе не вспоминает.

Ратуша во Львовской области

Несколько лет назад Львовская обладминистрация подписала соглашение о концессии на 49 лет замка Острожских в Старом Селе и дворца Потоцких в Тартакове. Отдавали в аренду под обязательство предпринимателей сохранить объекты и вернуть их к жизни. Но замок в руинах, как и сто лет назад. Администрация размышляет, как разорвать соглашения об аренде. 

А в селе Тхоровка Киевской области директор одно предприятие выкупило имение Потоцких, где была библиотека, выставил охрану и никого за забор не пускает. В сельсовете разводят руками, мол, имеет право — сооружение не находилось в реестре памятников, а теперь хозяин — барин.

Но есть и другие примеры. Так, депутат Ольга Богомолец в свое время приобрела участок в Радомышле, где, по документам, были старая водяная мельница и бумажная мануфактура Киево-Печерской Лавры. Сейчас там отстроен замок, открыты музей и галерея для туристов. 

По серым схемам

Практика передачи в аренду или частную собственность старинных замков или усадеб существует во многих странах: Австрии, Чехии, Венгрии, Германии. Новые хозяева не только приводят их в порядок, но и обязательно пускают туда туристов. У нас же пока такого нет.

«Многие старинные усадьбы попадали в частные руки еще в начале 1990-х по серым схемам. Но дело даже не в том, кому принадлежит старина, важно — что с ней делают. Заключая охранные договора, где прописаны санкции, права и обязательства, можно не просто сохранить памятник, но и заработать деньги для восстановления других объектов», — считает Андрей  Салюк.

Экс-начальник управления по охране исторического наследия Киева Руслан Кухаренко говорит, что, по его подсчетам, бюджет может заработать десятки миллионов на этом: «Но прежде необходимо вернуть к жизни центральный орган по вопросам культурного наследия и передать ему на баланс все памятники как районного, так и национального значения. В охранном договоре в каждом конкретном случае детально нужно указывать обязательства арендатора и сроки. Через год, например, он должен перекрыть крышу, через два — восстановить интерьеры и т. п.».

А одним из условий для новых хозяев должно стать то, что он будет пускать на эту территорию туристов. «Мы должны быть уверены, что он не обнесет строение забором в 10 метров, не выставит охрану и не достроит флигели выше этого дворца», — говорит Салюк.