В зоне АТО — новый бизнес на стреляных гильзах. Каждая использованная 20-килограммовая гильза от тяжелого орудия на рынке стоит 1400 грн и содержит в себе ценные металлы: латунь, медь. Обычные бойцы на этом зарабатывают по 200 грн, а вот те, кто вывозят этот металл за границу, — миллионы. 

Везут КамАЗами

В начале войны на востоке никто не следил за гильзами, ими были усеяны поля, лесополосы. Теперь, когда бои затихли,  говорят, предприниматели вывезли все что могли, поскольку каждая из таких гильз сделана из дорогого цветмета.

«На позициях в Счастье, например, никто гильзы не подбирал. Максимум брали автоматные как сувенир. Когда стояли между Дебальцево и Попасной, должны были «отстрелять» много патронов, поскольку они уже начинали ржаветь. Командир сказал: тренируйтесь, стреляйте сколько угодно. Мы в тылу повесили мишень и стреляли, а гильзы оставались на поле», — рассказал нам бывший командир роты «Айдара» Максим Козуб.

О том, в каких масштабах идет добыча и переработка цветмета с отстрелянных гильз, говорит история: в прошлом году через блокпост  «Старая Краснянка» в сторону Рубежного пытался проехать КамАЗ, груженый гильзами тяжелого вооружения.

Их везли по серым накладным: завод по переработке цветных металлов заказал частной фирме лом меди и латуни на общую сумму 450 тыс. грн. Но фирмы на самом деле не существовало - следователи установили, что она занималась обналичиванием денег. 

Местных отодвинули

Военные не скрывают, что налажен целый бизнес на сборе отстрелянных гильз. Солдаты их продают ради дополнительного заработка, а для бойцов добробатов это порой единственный вариант, чтобы купить еду или билет домой.

«Когда ребят выводили из Дебальцево, денег не было даже на билет. Одно время зарплат не давали. Тогда насобирали гильз и сдали на металл. На месте за гильзу 155-го калибра давали 200 гривен. За счет этих же гильз волонтеры отправляли деньги на билеты тем, кто воевал на передовой — там гильз не найти и продать нечего. Сейчас втихую тоже сдают. Собирают в посадках, рискуя подорваться на растяжках и фугасах. Сдают нелегально, и поэтому задешево», — рассказал «Вестям» один из волонтеров.

Вокруг бойцов собираются предприниматели, которые скупают металл в крупных масштабах. Местных жителей от ценного металла отодвинули, в посадках с металлоискателем сейчас никого нет. Более того, хозяев металлоприемников в Донецкой и Луганской областях предупредили: гильзы не брать. Если хоть одну увидят, то попрощаются не только с бизнесом, но и свободой.

«Мы принимаем только черный лом, на цветном можно много заработать, но за это можно загреметь надолго. Поэтому мелкие пункты сейчас с этим не связываются, только крупные базы», — на условиях анонимности рассказал нам предприниматель из Константиновки, который владеет сетью пунктов приема металла. По его словам, в каждом городе сейчас существуют 2–3 крупные базы по приему металла. Туда и приезжают машины с цветным ломом, там же металл режут на части, прессуют в блоки (так труднее опознать нелегальный товар) и дальше везут на оптовые базы в Запорожье или Днепропетровске. 

Куда идут гильзы

Мы обратились на одну из баз в Днепропетровске и предложили неофициально купить стреляные гильзы по 60 грн/кг. Приемщика это не удивило, его заботило только качество материала. «Нужен химанализ по товару. Это специфический материал, нам надо согласовать поставки с заводом. Но целую гильзу не возьмут, она должна быть разрезанная и спрессованная», — сказал представитель базы Дмитрий.

Дальнейший путь металла можно проследить из криминальных сводок. Вероятно, часть отправляют за рубеж. Недавно пограничники остановили на границе с Молдовой состав, в два вагона которого были погружены 134 тонны прессованных отстрелянных гильз и минометные боеприпасы калибра 5,45 и 12,7 мм. Стоимость такого груза — 8 млн грн (каждый вагон по 4 млн грн). Можно только представить, какие заработки у организаторов таких схем.

Стали строго следить

Официально говорят: за сбором гильз сейчас строго следят. «Все боеприпасы ставят на учет, при этом многие можно использовать по прямому назначению повторно. Утилизируют, то есть сдают на переработку в пункты приема металла, только припасы, не пригодные для дальнейшего использования. Официально этим занимаются уполномоченные Кабмином организации и реализуют на внутреннем рынке Украины. Деньги от продажи поступают в спецфонд Минобороны», — сказал «Вестям» глава отдела утилизации из департамента отчуждения военного имущества Минобороны Александр Емельяненко.

По его словам, если что-то нужно сдать на металл, то этим занимаются командиры частей. А цену на скупку металлов ежемесячно устанавливает «Укрвнешэкспертиза», отталкиваясь от рыночной цены. «Военная часть собрала гильзы и отдала на завод для изготовления новых боеприпасов. По местам все, от сбора и передачи в пункты приема, должны курировать командиры. Те, кто за копейки сдает все это перекупщикам, — воры, точно такие же, как и те, что стягивают канализационные люки или провода», — возмущается Емельяненко.

Источник «Вестей» в военно-гражданской администрации Луганской области говорит, что сейчас правила поведения с гильзами ужесточились. «Командование начало нам закручивать гайки. Теперь требуют отчет даже за стреляный автоматный патрон. Все гильзы и подбитая техника идут на металлолом по официальным армейским каналам. Это цветмет, его продают огромными партиями, и счет идет на десятки тысяч долларов», — говорит источник.