Украинские соцсети все чаще становятся  местом сведения счетов. Благодаря скандальным комментариям публичные обвинения моментально приобретают вирусную популярность, а те, в чей адрес они летят, зачастую не имеют даже возможности оправдаться. Юристы говорят, это приобрело масштабы эпидемии, таким образом часто ломают жизни, но даже через суд доказать свою невиновность очень сложно.

"Выкинуть за волосы из вагона"

На днях соцсети взорвал возмущенный пост киевлянки Александры Алмаковой. Она опубликовала несколько снимков из вагона метро, на которых сняты сидящие пассажиры и стоящая рядом мама с маленьким ребенком. Гнев автора вызвала девушка в черном, читающая электронную книгу.

«Заходит в вагон мамочка с малюткой, пассажиры расступаются, думают, что сейчас дама в черном платье и очках ей место уступит. Наивные. Упрашивали уступить — категорически отказалась, сидит, читает! Сделаем девушку знаменитой!» — написала Алмакова. В считанные часы сообщение перепостили 15 тысяч раз, а в комментариях поднялась настоящая буря гнева. «А что, ее за волосы никто не мог взять и выкинуть из вагона?» — подхватили клич читатели Алмаковой. 

О внезапной «славе» «девушка в черном» — киевлянка Юлия — узнала на следующий день. И это ее шокировало. «Из-за перепадов давления в летнюю жару я не могу ездить в метро стоя — падаю в обморок. Зимой из-за такого состояния пришлось даже уволиться с работы. Я специально сначала еду на конечную, чтобы там занять свободное место и доехать на работу без падений. Когда  меня попросили встать, я ответила: «Попросите, пожалуйста, кого-то другого в этот раз. Мне плохо». Но меня услышали только те, кто сидел и стоял рядом. Когда они попытались встать, мама с ребенком почему-то сесть отказалась. А женщине с фотокамерой приглянулось почему-то мое место», — рассказала «Вестям» Юлия.

По ее словам, из-за переживаний по поводу травли ее здоровье пошатнулось. Вместе с мужем она решила обратиться в суд, чтобы защитить свою репутацию.

Выпускница Анастасия Фоменко 

Истории с травлей в интернете не раз случались и раньше. Так, в 2012 году волна критики обрушилась на школьницу из Павлограда Анастасию Фоменко из-за ее выпускного наряда — она пришла в черном кружевном коротком платье, сшитом по образцу модели от Дольче и Габбана. Настя стала известна всей стране.

Сама Анастасия говорить о нем сейчас отказывается. Судя по ее соцстраничке, после школы она отучилась во Львовском нацуниверситете (изучала польский язык и литературу) и в Запорожском техуниверситете (изучала журналистику). Сейчас работает журналистом.

Фото Анастасии Фоменко в 2012 году взорвало интернет. Фото: vk.com/ Анастасия Филоненко

Благополучно вышла из ситуации и бывшая пресс-секретарь Сумской прокуратуры Юлия Недокус. В 2013 году активисты обнародовали ее пикантное фото в коротком платье на капоте внедорожника. Чтобы избежать ажиотажа, она уволилась.

«Сейчас у Юли все хорошо. Она работает, правда, в прокуратуре восстанавливаться не захотела. Мы ее поддерживали, в городе-то никаких глупых пересудов не было», — сказала нам ее мама Людмила Александровна.

Чтобы избежать пересудов, Юлия Недокус уволилась из прокуратурыФото: vk.com/ Юлия Недокус

Как защитить свою репутацию

По словам юристов, с просьбами защитить честь и деловую репутацию к ним обращаются едва ли не ежедневно. «Жалуются как обычные люди, которых прославили в Сети за неправильную парковку или курение в общественных местах, так и публичные», — говорит адвокат Ростислав Кравец. Но вести такие споры очень сложно, даже до суда доходят единицы.

В судах стали "пришивать" к делу посты в фейсбуке

«Во-первых, нужно доказать факт распространения негативной информации. Если она была распространена в Сети, то подтвердить оригинальность снимка экрана (скриншотов) могут только нотариусы, входящие в международную конвенцию. Украинские нотариусы в нее не входят. Дальше в украинском суде экспертизами необходимо доказать, что эта информация была негативной и нанесла моральный ущерб. Это очень сложная процедура», — добавляет адвокат Иван Либерман.

Часто изобличающие посты «стартуют» в крупных группах соцсетей, но их пользователи не всегда подхватывают клич автора. Так произошло, к примеру, во львовской группе «Варта-1» (76 тысяч подписчиков). Один из пользователей несколько дней назад опубликовал фото курящих возле скорой медиков, сопроводив их едким комментарием: «Удивило, что медсестра была без пепельницы. Считаю, что таких работников медицины должны знать и остерегаться все». Но пользователи автора раскритиковали. «Из-за таких «папарацци» иногда хочется надеть хиджаб, выходя на улицу. Вдруг что-то кому-то не понравится — сфотографирует и «прославит» на весь город», — написала львовянка Юлия Заблоцкая. 

По словам администратора группы «Варта-1» Игоря Зинкевича, таких постов действительно очень много, но группа их все равно публикует, выступая в роли посредника. «В 90% случаев, когда люди жалуются, оказывается, что они даже не попробовали что-то сделать сами. Например, пишут «меня обозвал маршрутчик», но ни на горячую линию АТП не позвонили, ни номер автобуса не запомнили. Много случаев, когда просто сводят с кем-то счеты, но у нас вторая сторона имеет право написать свой комментарий», — объясняет Игорь Зинкевич.

"Судьи" со смартфонами

Психологи такое явление сравнивают с неким новым спортом, когда имея под рукой смартфон и выход  в Сеть, люди подвержены соблазну выступить в роли судьи.

«Есть спортивный интерес:  когда люди изобличают кого-то, они выплескивают свой адреналин. Сюда же приплетается новая тенденция: фотографировать все и тут же показывать. Причина в информационной войне, в которой Украина находится последние два года. Люди привыкли быть ее участниками, и грань их сознания сужается до «свой — чужой». Также влияет постмайданная психология, когда людям хочется сразу построить идеальное общество, но оно в силу многих причин находится в неуравновешенном состоянии, и жертву для публичного осуждения выбирают не всегда адекватно. Это похоже на травлю в школе, когда в толпе происходит эмоциональное заражение», — поясняет психолог-конфликтолог Тигран Григорян. 

Реакция на подобную травлю может быть самой непредсказуемой — от поломанных судеб до суицидов. «Это распространено у подростков, например, когда мальчика пытаются отбить у девочки или ребенка обличают из зависти. Это заканчивается глубокими неврозами, дети замыкаются, появляются суицидальные мысли. Бывает такое и у взрослых. Знаю историю двух людей 35 лет, они собирались пожениться. Но третий мужчина, у которого не сложилось с этой женщиной, чтобы испортить ее репутацию, опубликовал ее фото в одной из «компрометирующих» групп. В результате семья у пары не сложилась», — рассказала «Вестям» психолог Наталья Валедова.

Работодателям разрешили слежку за личной перепиской сотрудников

Также в некоторых случаях негатив о человеке в соцсети может иметь последствия и на работе. «10–20% компаний следят за жизнью своих сотрудников в соцсетях. Когда человека обвиняют в проступке вне работы, например, не уступил место, то все зависит от компании и должности. Если это рядовой сотрудник, его может просто пожурить начальник. А вот если это пиар-менеджер или пресс-секретарь (а тем более, работающий в филиале иностранной компании, которая следит за своей репутацией), то может дойти и до увольнения», — говорит эксперт по трудоустройству Татьяна Пашкина.

Ранее "Вести" сообщали о том, что  в Харькове уволили полицейского за сепаратистские посты в соцсети . Из-за публикаций в Сети разгорелся скандал с Мисс Славянск-2016, которую обвинили в сепаратизме.