В понедельник, 1 августа, Печерский суд Киева будет избирать меру пресечения для бывшего нардепа Александра Ефремова. Это уже второй арест Ефремова, но на этот раз обвинения на порядок серьезнее. Он не сможет выйти под залог и останется под стражей минимум на два месяца.

"Бежал к сыну"

Экс-главу парламентской фракции Партии регионов Александра Ефремова задержали в субботу в аэропорту «Борисполь», когда он собирался лететь в Вену. «Бежал к сыну», — заявил генпрокурор Юрий Луценко. «Регулярно летал в Европу и всегда возвращался в Киев», — опроверг экс-замглавы АП при Викторе Януковиче Андрей Портнов. По информации Портнова, в июле Ефремов летал в Рим, Ригу и Мюнхен, а в Вене собирался участвовать во встрече, связанной с международным правосудием.

По словам адвоката Ефремова Евгения Солодько, подозрение объявлено по трем статьям УК — посягательство на территориальную целостность (ст. 110), создание террористической организации (ст. 258-3), присвоение и растрата имущества (ст. 191, ч. 5). В последнем деле речь идет о банкротстве госпредприятия «Луганскуголь», которое связывают с Ефремовым.

По данным следствия, он «осуществлял давление на должностных лиц  во время покупки услуг по монтажу горно-шахтного оборудования, вследствие чего предприятие заключало договоры с подконтрольными Ефремову предприятиями». Из-за тяжести обвинений он не сможет выйти под залог и проведет под стражей минимум 60 суток, но у следствия есть возможность продлить арест еще на 10 месяцев.

Радость Ландика

Впрочем, первое громкое задержание Ефремова закончилось ничем и показало всю ничтожность собранных против него доказательств. Слепили ролик из публичных выступлений образца 2014 года, обнаружив там якобы призывы к свержению конституционного строя. Но лингвистическая экспертиза ничего такого не заметила.  

В этот раз  показания против Ефремова дал экс-нардеп от Партии регионов Владимир Ландик. Кстати, давний недруг Ефремова. Ландик считает, что экс-глава фракции уничтожил его политическую карьеру, сделав все для привлечения к ответственности его сына Романа, который избил в ресторане модель Марию Коршунову. «Я оказался настойчивее — давал показания всем прокурорам и, наконец, они понадобились, — не скрывал своей радости в разговоре с «Вестями» Ландик. — В схемах я не участвовал, конкретики дать не мог — кто, как и кого финансировал. Но я говорил об идеологии, о том, как у них все было выстроено».

"Хотят припугнуть конкурентов"

Луценко уверяет, что кроме Ландика есть и другие свидетели. По данным «Вестей», одним из них может быть экс-мэр Луганска Сергей Кравченко. «Кравченко задержали в 2014 году, и он дал показания на всех», — говорит источник.

Как рассказывает луганский предприниматель Игорь Запрудский, Ефремов курировал все процессы в области. «Он контролировал людей, организовавших референдум. Держал в своих руках админресурс области, он привел и организовал людей, которые захватили здания СБУ и обладминистрации. Но потом потерял контроль над ситуацией, ошибся в Болотове (один из руководителей ЛНР), который допустил разгул преступности в оккупированном Луганске». Сам Ефремов отрицает причастность к созданию ЛНР и называет обвинения голословными. При этом указывает, что задокументированных доказательств его связи с руководителями ЛНР нет.

«Идет борьба за перераспределение финансовых потоков, — считает политолог Николай Спиридонов. — Все готовятся к выборам осенью, поэтому сейчас зачищают основных финансистов оппозиционных партий. В эту схему укладываются преследование Онищенко, который финансировал «Батькивщину», и арест Ефремова, который, очевидно, сохранил влияние на добычу и продажу угля в Луганской области. Если он сможет откупиться, то его не будут держать в тюрьме долго и через два месяца отпустят с формулировкой «по состоянию здоровья».

Коллега Руслан Бортник согласен. «Арест Ефремова — послание широкому кругу «бывших», которые сейчас стали политконкурентами власти, — считает политолог Руслан Бортник. — Осенью будет подготовка к выборам, и конкурентов они хотят припугнуть. Но на самом деле доказательств вины у ГПУ нет, прошло слишком много времени, чтобы они сохранились. Через год-полтора дело развалится в суде».