Титушки ушли в прошлое. Теперь спортсмены по вызову именуют себя народной дружиной, формируют армии из бывших атошников и футбольных хулиганов, а ядро структуры находится на зарплате у криминала. «Вести» выяснили, как изменился бизнес, название которому дал парень из Белой Церкви Вадим Титушко. 

Пополнение за счет военных 

Набеги спортсменов, разгонявших митинги, отошли в прошлое. Теперь, по словам общественников и радикалов, основу новых титушек составляют люди, побывавшие в зоне АТО. «Ищут как бывших мобилизованных, так и воевавших в добробатах. Они собираются по звонку и едут на акцию. Преимущественно, это захват земельных участков или недвижимости, противостояние вокруг незаконных строек — атаки или защита», — рассказывает «Вестям» общественник Владимир Типило.

Лидер праворадикального «Наждака» Николай Дульский обращает внимание, что среди «дружинников» в последнее время заметны стали и футбольные хулиганы.

«Их плюс в том, что можно платить совсем мало — по 100–200 грн, а бывает, они приходят и просто ради движа. Также у них высок мобилизационный потенциал — один уважаемый в своем кругу фанат может привести с собой до сотни других. Они активно участвуют в разборках вокруг строек, но в разы чаще участвуют в провокациях на митингах», — говорит Дульский.

В регионах титушки стали сосредотачиваться вокруг охранных агентств. Так, например, произошло в Виннице — те, кто раньше ездил громить Майдан, теперь имеют легальную крышу. «У них есть лицензии, право на спецсредства. Потенциальными титушками остаются небюджетные спортивные организации. Их отправляют перекрывать вход к горисполкому, когда туда, например, идут пенсионеры. В марте 2015 года в Одессе винницкие титушки переворачивали машины. Возят их, если нужно, и в Киев», — сказал «Вестям» винницкий журналист и политик Виктор Малиновский.

За деньги и "по дружбе"

Просто так (потусив на паре акций, на которые участников собирают по соцсетям) в ряды современных титушек не попасть. Туда принимают по рекомендации, а новичков ждет проверка по криминальным каналам. «За того, кого приводишь, ты отвечаешь головой. Потом выясняют, что за человек, насколько надежен. Если он подходит, его могут взять на зарплату.

«Бойцам» платят $800–1000 в месяц, могут обеспечить травматами. Отдельная роль — провокаторы. Обычно это неприметные люди, задача которых — заводить толпу, что-то выкрикивать. Им платят меньше, порядка $300–500 в месяц. Третья часть — массовка. Ее основу, активных женщин, могут выискивать на обычных митингах. Если там они получали 30–70 грн/час, то на акции на стройке за раз могут заработать 500–1000 грн, но с условием, что приведут еще пять подруг. Но это ресурс одноразовый — чтобы они не примелькались перед камерами журналистов, которые часто приезжают на проблемные стройки, массовку периодически обновляют», — на условиях анонимности рассказал «Вестям» один из столичных титушек.

Общественный активист Юрий Клейнос (радикал из «Белого молота») добавляет, иногда титушки решают вопросы и без денег. «Могут прийти «по дружбе» или из чистой идейности. Например, в драке под Оболонским судом за батальон «Торнадо» публика была не за деньги. Они понимают, что если сегодня не придут махать, завтра сами сядут на скамью подсудимых», — говорит Юрий Клейнос.

Также он говорит, что бывшие атошники нередко ходят на сомнительные акции под символикой батальонов. «На символике зарабатывают: она дает авторитет перед нанимателем. Также ее могут использовать, чтобы выдать себя за других», — сказал Клейнос.

Кто крышует титушек 

По данным общественников, в Киеве все ниточки титушек ведут к трем руководителям из числа криминала «родом из 90-х». «Они уже договариваются с депутатами или бизнесменами, и те говорят «нужно столько-то людей». Основной контингент — парни 23–29 лет. Те, кто старше и с организаторским опытом, бывает, ходят по спортклубам, ищут людей. На акции редко приезжают больше 20 человек, чтобы не слишком бросаться в глаза. Если она проходит далеко, везут на нескольких бусиках, если близко — едут общественным транспортом.

«Проверенные» бойцы больше координируют, вперед выставляют новичков-«шестерок». Еще человек 25–30 могут дежурить «на телефоне» и подтягиваться по сигналу. Если «основа» попадается, наниматели их отмазывают, вплоть до связей в МВД. «Шестерки» выпутываются сами. Также среди них 100% есть правоохранители под прикрытием», — рассказывает Владимир Типило.

Как пример акций титушек он приводит резонансное противостояние весной 2016 года возле новостроек на Броварском проспекте. «Тогда титушки достали оружие и ранили людей. В их машине нашли оружие, но все моментально затихло», — вспоминает он.

Как проводят акции 

Обычно акции титушек развиваются по определенному сценарию. Если нужно расшатать мирный митинг, в него вливаются провокаторы, которые накаляют ситуацию. С началом противостояния они исчезают, а в драку лезет боевое «ядро». В конце убегают и они, а их отход прикрывает «взволнованная» массовка.

«Но бывает, им принципиально ставят задачу не ввязываться в драку. Так было на незаконных стройках на Осокорках, которые через соцсети собрались громить малолетки. Застройщик нанял 30 титушек, которым, как они мне рассказали, поставили задачу защищать стройку, но не вступать в конфликт.

Когда прибежали малолетки, их аккуратно разбросали, но не били. У титушек была роль: якобы они работники, которые защищают объект. Полиция, например, просит показать руки — там и правда мозоли. Только не от лопаты, а от штанги и турника!» — рассказал «Вестям» Юрий Клейнос.

Активисты отмечают, что для поиска «работы» лидеры титушек мониторят соцсети: если увидели, что над застройщиком сгущаются тучи, тут же предлагают ему свои услуги по защите. Также они подозревают, что за режиссурой митингов стоят бывшие правоохранители, заранее знающие, какой будет реакция силовиков на беспорядки. Это подтверждает эксперт по безопасности Сергей Шабовта.

«В Украине давно существует рынок беззаконных услуг, на котором бывшие милиционеры могут предлагать свой опыт. Также я не удивлюсь, что некоторые акции титушек вообще состоят из переодетых в гражданское силовиков», — сказал Сергей Шабовта. Политолог Руслан Бортник это подтверждает: «Со стороны правоохранителей, официальных служб всегда есть прикрытие». 

"Появилось идеологическое прикрытие" 

Политолог Руслан Бортник заметил большие перемены в бизнесе титушек. «У новых появилось идеологическое прикрытие. Всегда на акции найдется человек, который внятно, эмоционально, уверенно объяснит смысл мероприятия. Всегда присутствует символика — флаг, тризуб. Да и если раньше спортсмены работали за деньги, то теперь добавились определенные романтики. Но в целом сфера стала более циничной и неконтролируемой, а под вывеской атошников и радикалов часто маскируется обыкновенный криминал, который к военным не имеет никакого отношения», — говорит Бортник.