Сегодня по Украине в очереди на усыновление стоят 1824 кандидата. Из них, по словам уполномоченного президента по правам детей Николая Кулебы, малышей до одного года хотят 212 человек, до трех лет — 633, до пяти лет — 588, до 10 лет — 347, от 10 до 18 лет — всего лишь 59 кандидатов.

При этом из 18 тысяч детей, которые получили право обрести новую семью, возрастная пирамида выглядит с точностью до наоборот: бОльшая половина — это дети от 10 до 18 лет. А всех малышей до трех лет — лишь 450. Многие из них имеют инвалидность. Но украинские пары совсем не горят желанием становиться родителями больных деток. Например, в прошлом году усыновили лишь 131 ребенка с инвалидностью. И то, 103 из них забрали иностранцы. 

Желание большинства пар усыновить маленького и здорового ребенка вполне понятно и закономерно. Однако несоответствие спроса и предложения может сделать участь усыновителя плачевной. И дело не в пакете документов, который необходим для усыновления, — все опрошенные нами эксперты сошлись во мнении, что он адекватен нашей реальности. А в том, что детей нет. Не то, что подходящих под пожелания усыновителя, а порой вообще никаких. 

Схемы продажи

Выход из замкнутого круга отчаявшиеся потенциальные родители часто ищут с помощью нелегальных схем. По словам Кулебы, люди договариваются с главным врачом роддома о том, чтобы произошла подмена паспорта роженицы на паспорт той женщины, которая хочет усыновить ребенка: «Больница и роженица получают деньги. Семьи рассказывали, что им предлагали заплатить за решение вопроса от 7 до 15 тысяч долларов. Но это не доказано. Потому что ни одна из моих просьб к этим людям, чтобы они сообщили, кто конкретно требует деньги, не нашла отклика. Мы готовы и приехать, и подключить СБУ, но люди сразу прячутся, потому что получить ребенка для них оказывается важнее». 

Как рассказал нам один из киевских врачей на условиях анонимности, врачи в роддомах и женских консультациях работают по накатанной схеме. Когда им поступает заказ на малыша, они ищут подходящую роженицу, которую называют донором.

«Это может быть, например, очень молодая девушка и (или) без мужа. Всегда врач может понять, насколько ребенок желаемый и запланированный. Естественно, неблагополучный контингент в расчет не берут, ведь заказчики хотят ребенка без болезней. Где-то уже к концу беременности потенциального донора начинают обрабатывать — говорят, что заметили серьезные патологии плода, лечение будет очень долгим, дорогим, да и вообще — это крест на всю жизнь. Мол, лучше отказаться, отдать в детдом, где о ребенке побеспокоятся. А в случае согласия роженицы быстро все оформляют», — рассказывает врач. 

Полная версия материала В погоне за ангелами