Показательное замирение глав Генпрокуратуры и Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) просто переведет конфликт в латентное состояние. А в Администрации президента (АП) тем временем разделили сферы влияния в еще не созданных силовых органах — Госбюро расследования и Агентстве по поиску и управлению «преступными» активами.

Ммр без мира

Конфликт, как писали «Вести», разгорелся после назначения Юрия Луценко главой ГПУ. Явными проявлениями стала атака НАБУ на лояльного АП судью Николая Чауса (того, который держал деньги в трехлитровой банке), а также физическое противостояние возле конспиративной квартиры НАБУ. Причиной конфликта стало то, что следователи НАБУ «слушали» сотрудников ГПУ, в частности Дмитрия Суса, который ведет дело топ-менеджера «Укргазнефтедобычи». 

То, что должно было стать примирительной пресс-конференцией Юрия Луценко и Артема Сытника, превратилось в пикировку. Сначала генпрокурор заявил: арбитром будет СБУ. «Есть и джентльменская договоренность: при применении спецназа руководители будут предупреждать друг друга минимум за пять минут до операции», — добавил он. Сытник был непреклонен: дела, которые расследует НАБУ по «прокурорским», остаются в его ведении.

Луценко парировал: «слушали» не только Дмитрия Суса, который занимается «делом Семинского» (похищение топ-менеджера «Укргазнефтедобычи»), но и весь департамент. «Не манипулируйте», — отрезал Сытник. 

Стороны явно не договорились. После пресс-конференции нардеп Сергей Лещенко (выступает на стороне НАБУ) сообщил: дело, расследуемое прокурором Сусом, не что иное, как попытка президента вернуть свою долю в частной компании. «Департамент Кононенко-Грановского (условное название близкой к АП части ГПУ. — Авт.) ведет дело по частной компании «Нафтогазвидобування», где когда-то была доля у Порошенко, который и пытается вернуть утраченное», — отметил Лещенко.

Показательно: Сытник заявил, что не намерен рассекречивать доказательства, добытые в ходе скрытого наблюдения. «Пока СБУ будет вяло исследовать взаимные обвинения, в руках у НАБУ будут козыри против названного департамента ГПУ, что никакие успехи в расследовании Луценко не спасут», — сказал источник, близкий к столичной прокуратуре.

За кого вступится СБУ 

Разумеется, укрепился и Юрий Луценко. Об этом свидетельствует сам факт выбора СБУ в роли третейского судьи. «СБУ не является нейтральной структурой, она также равняется на президента. Хотели бы найти третью сторону — обратились бы к МВД и Авакову, он в конфликте пока не участвует», — пояснил политэксперт Руслан Бортник. 

Впрочем, решение было бы все равно политическим, ведь ни у МВД, ни у СБУ в принципе нет функций контроля за деятельностью госорганов. «СБУ подконтрольна президенту. Там, конечно, работает много прокуроров. Но структуры, которая могла бы разобраться в конфликте, нет», — пояснил экс-замглавы СБУ Александр Скипальский. Второй момент: вчера Луценко снова начал рассылать вызовы на допрос. Кроме главы Минспорта Игоря Жданова (по делу Майдана), «письмо счастья» получил экс-глава Минюста Александр Лавринович (за растрату 8,5 млн грн). «Конфликт достиг пика, его продолжение бессодержательно, — полагает экс-замглавы ГПУ Николай Голомша. — Если он продолжится, то только в непубличной плоскости». Знающие люди говорят: конфликт перерастает в кабинетную войну. «Представьте, как они будут сотрудничать. Это изоляция, бойкот, сбор компромата, — считает собеседник «Вестей» в НАБУ. — Вместо продуктивной работы оба ведомства уже устраивают взаимный саботаж». В истории были примеры: при Союзе КГБ Юрия Андропова конкурировало с МВД Николая Щелокова, а «арбитром» тогда выступала партия. Конфронтацией закончилась и попытка вернуть в кресло генпрокурора Святослава Пискуна в 2007 году. «Глава МВД Василий Цушко со спецназом ходил на штурм ГПУ. Силового противостояния между МВД, ГПУ и Управлением госохраны удалось избежать чудом», — напомнил Бортник.

Обострение неизбежно

Обострение конфликта — дело времени. «Он будет приобретать новые формы. Ведь в ГПУ остались люди, олицетворяющие советско-олигархическую прокуратуру», — полагает замглавы профильного комитета Рады Игорь Мосийчук. Одним из проявлений «новых форм» могут быть кадровые решения по наиболее проблемным точкам в НАБУ. «Как в случае с делом бриллиантовых прокуроров, когда произошло публичное замирение СБУ и ГПУ, но те, кто преследовал Корнийца и Шапакина, были выдавлены из органов», — напомнил политтехнолог Андрей Золотарев. При этом дестабилизация может пойти по двум сценариям. В первом: вмешаются западные партнеры и конфликт снова придется «прятать». «Но те же США погружаются в избирательную кампанию, и осенью-зимой силовиков могут использовать, как тараны в новом политическом переделе», — убежден Руслан Бортник.