Число оправдательных приговоров в украинских суда в этом году доросло до 431 против 110 в прошлом году. По официальной статистике, еще в прошлом году оправдательных приговоров было всего 0, 17 % и это был самый низкий показатель за последние семь лет.

«Вести» проанализировали Единый реестр судебных решений на предмет оправданий подсудимых и пришли к выводу, что более всего оправдательных приговоров постановляется, когда уголовное преследование начинается по заявлению потерпевшего (легкие телесные повреждения в бытовых драках).

ПОДЖОГ И ДРАКА НА КУХНЕ. К примеру, 21 декабря прошлого года Дарницкий райсуд оправдал киевлянку, которую сестра обвиняла в побоях. Дескать в ходе конфликта на общей кухне та огрела ее по голове пятилитровой кастрюлей и причинила черепно-мозговую травму. Так как к врачу потерпевшая обратилась только через неделю после драки на кухне, судья усомнился, что травма была получена при тех обстоятельствах, о которых говорит потерпевшая.

Подобный оправдательный приговор постановила 30 апреля этого года коллегия Иваничевского райсуда Волынской области. На уроженца села Сосновка Ровенской области пытались повесить разбой, убийство и поджог. В поселке Березовка на Волыни расправились с пенсионеркой. Ей проломили череп макогоном, вынесли ценности, а чтобы замести следы преступления подожгли дом с трупом. Местная милиция решила, что убил местный житель, которого в тот день видели в пьяном виде в гостях у покойной бабушки. Люди слышали, что он просил у нее в долг денег, но пенсионерка отказала. Согласно материалам следствия кроме чистосердечного признания обвиняемого в убийстве на месте преступления нашли след от обуви, рисунок протектора которой совпал с туфлями, изъятыми в доме обвиняемого. Также на стене обнаружили следы крови обвиняемого - по версии следствия жертва поцарапала преступника, когда защищалась.

Несмотря на полный набор доказательств, подсудимый уже в ходе процесса заявил, что признательные показания у него выбила милиция, а он невиновен. Судейская коллегия скрупулезно исследовала доказательства и пришла к выводу, что обвинение было сфабриковано, а доказательства вины созданы искусственно. Выяснилось, что после задержания обвиняемого осматривал судемедэксперт и не нашел на его теле свежих ссадин или царапин, которые ему могла бы причинить жертва. Также выяснилось, что во время следствия у него неоднократно под разными предлогами брали кров на анализ – таким образом образцы и появились в доме убитой. Несмотря на утверждение прокурора, что во время следственного эксперимента обвиняемый детально рассказал, как убивал бабушку, суд нашел вопиющие нестыковки. К примеру, во время воспроизведения обстоятельств убийства подсудимый указал на окно, через которое якобы проник. На самом же деле протоколом осмотра места происшествия подтверждалось, что убийца вошел через входную дверь, а убегал через окно. В итоге дело развалилось и невинный человек избежал тюрьмы.

СМЕРТЬ ЖЕНЩИНЫ ОТ АЛКОГОЛЯ ПЫТАЛИСЬ ПОВЕСИТЬ НА СЫНА. 30 мая 2013 года Каменец-Подольский райсуд под председательством судьи Воеводко постановил оправдательный приговор в деле о смерти местной жительницы. Обстоятельства дела были таковы: взрослый сын вернулся домой и застал родителей в привычном пьяном виде. Мать была настолько пьяна, что лежала на полу в кухне. Так как мужчина и сам был навеселе, то не придал этому значения и ушел спать. Утром его разбудил отец и сказал, что мать умерла.

Прибывшая милиция тут же забрала отца с сыном в райотдел и заставила дать показания, будто сын задушил в пьяной ссоре собственную мать. Смерть от механической асфиксии подтвердили хмельницкие эксперты, однако когда на суде обвиняемый начал отказываться от своих показаний судьи начали более подробно разбираться. Была назначена повторная судмедекспертиза трупа в и получено заключение, что выводы хмельницких экспертов сфабрикованы. Женщина умерла вовсе не от удушения, а от острого отравления этиловым спиртом. В итоге обвиняемый был оправдан.

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЕ ПРИГОВОРЫ ОТМЕНЯЕТ АПЕЛЛЯЦИЯ. Бывший следователь и адвокат Виктор Чевгуз считает, что новый УПК не особо облегчил судьбу участников процесса. «Хоть у нас сейчас действует новый кодекс, но судьями, прокурорами и следователями работают все те же люди, со старыми привычками и менталитетом, - считает Чевгуз. – К тому же часто бывает, что апелляционный суд отменяет оправдательный приговор суда первой инстанции и человек садиться в тюрьму».

По словам Чевгуза, сейчас судью лишили права возвращать дело на дополнительное расследование, однако дали новую лазейку – на подготовительной стадии процесса он может вернуть обвинительный акт прокурору для устранения нарушений, допущенных на досудебном следствии.

«Вы думаете независимый прокурор берет и устраняет эти нарушения и торжествует закон – как бы не так, - сетует адвокат. – В одном из моих дел в Броварах судья вернул обвинительный акт прокурору, я как раз приехал к нему и застал в кабинете следующую картину: там сидел милицейский следователь и под диктовку прокурора, якобы от его имени переделывал обвинительный акт. Если подобные вещи есть и при новом УПК, то о каком прогрессе можно говорить?»

СУДЬИ ПЕРЕСТАЛИ БОЯТЬСЯ ОПРАВДЫВАТЬ. Глава Совета судей Украины и судья Верховного суда Василий Онопенко убежден, что новый УПК таки принес прогрессивные моменты в уголовный процесс. «Раньше у нас судьи все таки более тяготели к советскому способу мышления и оправдательных приговоров действительно было крайне мало, - сказал он «Вестям». – Ведь при СССР с судей серьезно спрашивали за оправдательный вердикт – кто же мог взять на себя смелость признать, что следователь МВД и прокурор неправы. Это ж был удар по государственной машине».

Советский менталитет, по его словам, перешел и к украинским судьям и победить его было крайне нелегко: «Сейчас судьи перестали бояться оправдывать и ломать официальную версию гособвинения, если в судебном процессе находили подтверждение невиновности подсудимого. Новый УПК запретил судье возвращать дело на дополнительное расследование, пропала волокита, когда невиновный человек мог годами сидеть в СИЗО, пока дело возвращалось на дорасследование. Сейчас судья либо обвиняет, либо оправдывает. Поэтому и оправдательных приговоров стало существенно больше».