Показательное увольнение судей Верховной Радой — предвестник кризиса судебной власти. Во-первых, она берется под контроль Банковой. Во-вторых, разрушается работа судов. Скоро вести дела будет попросту некому.

Показательная порка

Сроки поджимают: внеочередную сессию собирали спешно, поскольку уволить судей после 30 сентября на основании нарушения присяги будет невозможно. В «шорт-листе» было 33 судьи: среди них — Светлана Волкова из Печерского суда (отпустила из-под стражи экс-командира «Беркута» Дмитрия Садовника), Ирина Татаурова из Деснянского (давление на майдановцев), Лидия Репина из Киевского апелляционного (бежала в Крым). Дело шло вяло: голосов не хватало, некоторых «увольняли» по три-четыре раза. Во фракциях отчаянно кнопкодавили (в БПП отсутствовали 38, в НФ — 28 нардепов, а из всего Оппоблока явился всего один «герой» — Юрий Мирошниченко).

В итоге четверо судей остались на должностях. А остальные получили возможность восстановиться через суд: формальные поводы — отсутствие предупреждения за 3 дня до заседания и нарушение регламента. «Пару лет потеряют, хоть отдохнут. А потом обратятся в ВАСУ, Верховный суд — и восстановятся, плюс у половины уволенных уже есть на руках решение ВАСУ о признании незаконным Высшего совета юстиции, который готовил документы на увольнение», — сказал «Вестям» источник в судебной системе.

Он же объяснил причину низкой явки в Раде: «Близкие к президенту люди (группа «Кононенко–Грановский», а также Сергей Березенко. — Авт.) сделали все, чтобы не собралось 226 голосов. Но не проводить заседание власть не могла: на нее давят общественники, требуя отставок».

Судебная система, по данным «Вестей», уже во многом ориентируется на Банковую: тот же Апелляционный суд контролируется орбитами влияния из БПП (и «штампует» аресты оппозиционеров), большинство держат на крючке «делами Майдана» или электронным декларированием.

Лидер партии «Успішна країна» Александр Клименко подчеркивает: речь о развале системы. «Все идет к обрушению. В природе не существует судей, которые выносили бы на 100% правосудные решения - у всех свои грешки. И власти нужны только те судьи, которые «удобны», - считает он. «Готовятся новые акции протеста, и нужна послушная вертикаль», — добавляет политолог Николай Спиридонов.

Убирают несогласных

В системе тем временем зреет кризис. «Судей, к решениям которых нельзя придраться, нет. Большинство уходит сейчас, еще до реформы, — сказал юрист Иван Либерман. — Плюс на знакомых судей просто давят угрозой физической расправы». Глава Совета судей Валентина Симоненко подтвердила: ее коллеги в угнетенном состоянии. «Даже не из-за грядущей переаттестации, мы с нею смирились, а в профессионализме не сомневаемся. Не хотим быть обманутыми: 20 лет стажа, столько всего пережили...»

Обнажилась кадровая проблема, особенно в судах первой инстанции — судей туда назначают на пять лет, у многих закончились сроки. «Мое дело, о простой краже, слушают уже полгода в Деснянском райсуде Киева — по заседанию в месяц. То нет судьи, то заболел... Выездил уже несколько тысяч гривен», — сказал нам житель Мариуполя Василий. Минимум пять судов по стране вовсе перестали работать: их дела передают в соседние регионы (и без того загруженные). «А тут еще и переаттестация: нам нужно наизусть цитировать законы, чтоб подтвердить компетенцию, и готовиться нужно уже сейчас. Что мне, все дела бросить? — пожаловался «Вестям» судья райсуда Киева Андрей К. — Мне уже трое коллег сказали: уходим, будем гражданскими адвокатами. В судах будет вакуум!»

Еще одна тенденция — накапливаются политические дела. «За них никто не хочет браться: какое бы решение ты ни вынес, это чревато. Пока еще от них можно отвертеться но с 30 сентября это будет сделать сложнее — Высший совет правосудия получит полномочия увольнять судей. Начнут с несогласных», — сказал еще один судья райсуда.

Глава Высшего админсуда Александр Нечитайло сказал «Вестям», что реформа идет вообще без учета мнения ее участников. «Ее преподносят как сокращение уровней судебной власти до трех. Но на деле остаются все те же четыре уровня, а судебная инстанция будет более громоздкой. И сменой лиц невозможно повысить доверие к судам. Это уже показал опыт реформы полиции», — говорит он.

 Ранее "Вести" выясняли тонкости реформы Конституционного суда.