Судебная реформа окончательно вступила в силу. Ее первые последствия: в судах некомплект, зависли почти все дела, сроки сдвинулись на весну-лето 2017 года, а прокуроры не могут получить санкции ни на обыск, ни на арест.

Суда нет, есть торт

Атмосфера в самом «политическом» суде, Печерском, огорашивает. У канцелярии очередь из 18 человек. Толкотня и ругань: «Три часа не могу забрать постановление. Суд был, а толку? Останусь без наследства», — нервничает киевлянка Любовь Викторовна.

Внутри слышен смех, но посетителей не принимают: через полчаса из канцелярии в курилку выходят две девушки. «Вы хоть что-то отдадите сегодня?» — летит вслед неуверенно. «Да. Но еще ничего не подписано», — отрезали в ответ.

Этажом выше в кабинете судьи приоткрыта дверь. Тут царит идиллия: судьи и секретари пьют чай с «Киевским» тортом.

На вопрос об увольнениях раздражаются. «У нас никого не увольняли, все на местах. Вы по делу? Нет? Дверь закройте!» — донеслось до нашего корреспондента.

Хотя на инфостенде, размещенном у входа, указаны 20 судей, но задействованы лишь 12. «Те восемь уже могли уйти. Оттуда все уходят, у кого еще есть остатки совести, — сказал «Вестям» экс-глава Печерского суда Николай Замковенко. — Каждый второй из оставшихся уже на крючке — собран некий компромат, который позволяет власти на них давить, чтобы приняли «правильное решение».

Сутолока и в коридорах Апелляционного суда. Из 50 судей работают 16. Вчера многие участники процессов прибыли на заседания, еще не зная, что судов не будет. На прошлой неделе с формулировкой «за нарушение присяги» Рада уволила отсюда ключевых судей — Александра Беця, Ольгу Ефимову, Марию Прындюк, Светлану Коваль.

Еще 13 подали в отставку добровольно. По закону, дела, которые они вели, вскоре уйдут на перераспределение — и начнут слушаться заново. «Приходишь на заседание, а тебе с порога: судья уволилась. Так банальное слушание о разводе начнут рассматривать с нуля, и если новый судья будет к Новому году, дело пойдет к весне или лету — очередные заседания уже перебрасывают на апрель», — сказал «Вестям» один из адвокатов. Пробелы не отрицают и сами судьи.

«Есть апелляционные суды, в которых уволилась половина и больше судей, — комментирует Евгений Мезенцев, судья-спикер Киевского апелляционного админсуда. — И если уволить можно за сутки, то невозможно быстро найти человека, соответствующего критериям».

Остались 10 судей из 50

Это «цветочки». В Соломенском суде Киева из 31 судьи истекли полномочия у 10, и больше нет судей-«криминалистов» (соответственно, их подозреваемым продлевают сроки содержания в СИЗО). Дарницкий и Святошинский суды обезглавлены (новых глав должен назначить Высший совет правосудия, но он еще не заработал).

«В остальных райсудах из 40–50 судей осталось по 10, из них «уголовных» человека три, на каждого нагрузка по 300 дел в месяц. Теперь на заседание, которое раньше занимало полдня, тратят час-два, — сказал нам адвокат Виталий Наум. — Представьте, дело Виты Заверухи (служила в «Айдаре», обвиняется в убийстве милиционеров на АЗС. — Авт.) некому рассматривать!»

Такая же ситуация и на периферии. В Геническом райсуде Херсонской области на одного судью приходится до 90 административных дел в неделю (раньше вели столько же в месяц). «Осилить их невозможно, — сказал «Вестям» один из судей. — Нельзя прыгнуть выше головы и ожидать рассмотрения дела через месяц-два». Причем паралич идет по всей силовой вертикали: прокурорские работники также не могут оформить ни арест, ни обыск — на все требуется санкция суда. «И это касается любого судебного спора, начиная от уголовных дел до восстановления в должности или банальных ДТП. Судья физически не успевает все рассмотреть в срок», — анонимно пожаловался один из прокуроров Подольского района Киева.

Отставки — своеобразный бойкот власти от судейского корпуса.

«Они же не могут участвовать в забастовках, вот они и привлекают внимание к коллапсу. Они не хотят работать, поскольку неясны требования, по судам со всех сторон «топчутся» политики, каждый день оскорбления, — сказал Замковенко. — Исполнительная власть вмешивается в судебные решения, каждого судью проверяет Антикоррупционное бюро. В отношении трети судей открыли криминальное производство. Но дела в суд не передают. При этом судьи, которые действительно совершили правонарушение, могут откупиться и продолжать работать».

По прогнозам некоторых экспертов, ситуация должна улучшиться, поскольку вскоре стартует конкурс по приему в судьи. Туда смогут подать заявки бывшие судьи, адвокаты, прокуроры, юристы. «Но очередь в суды не стоит. Кандидаты прекрасно понимают, что все эти сотни дел сразу упадут на новеньких. Поэтому все уволенные прокуроры и судьи сами идут в адвокаты. Сейчас в стране 42 тысячи адвокатов, а по прогнозам, к 2019 году их будет 150 тысяч», — считает Виталий Наум.

Одновременно, по данным «Вестей», в судьи начали «записываться» нынешние общественные активисты. «Может, обновление и нужно, но пока пройдут все конкурсы, в стране будет полный коллапс. Кроме того, все помним, чем обернулась реформа полиции — многих профи уволили, а вместо них — молодые и зеленые, которые не знают, как вести себя в той или иной ситуации. С судьями будет аналогично, но пострадают даже не они, а народ», — считает один из судей Печерского суда.

 Ранее "Вести" выясняли тонкости и необходимость реформы Конституционного суда.