В понедельник, 10 октября продолжился отвод военных позиций в Станице Луганской, согласованный 21 сентября обеими сторонами. И тут же Спецмиссия ОБСЕ (СММ) столкнулась с валом обвинений в необъективности и попросту «слепоте». «Вести» спросили у ее представителя, с чем связано такое отношение и как они оценивают выполнение Минских соглашений.

— Александр, насколько эффективен отвод войск?

— Это один из методов, который позволяет добиться стойкого прекращения огня. Не будет перестрелок, страха атаки, провокаций. Будет спасение жизней, возможность для местных жителей отстроить дома. Часть вооруженных сил и формирования, а также средства с обеих сторон отвели от контактной линии в районах Петровского — Богдановки и Золотого — Первомайска, а предстоит сделать это у Станицы Луганской.

— СММ утверждает, что наблюдать по ночам небезопасно. Не превратятся ли эти территории в зоны «серого криминала»?

— В рамочном соглашении от 21 сентября обе стороны согласились: дальнейшего движения сил после отвода быть не должно. И это их ответственность. А мандат ОБСЕ — наблюдать и сообщать о нарушениях, чем мы занимаемся настолько, насколько обе стороны позволяют нам, обеспечивая безопасность. В том числе нашему оборудованию — камерам, беспилотникам.

— То есть акты агрессии — частое явление?

— Есть разные градусы препятствования. Самый высокий — когда нашим патрулям угрожают оружием (даже стреляют). Градус пониже — когда нас пропускают, но не убирают взрывоопасные предметы на обочине, вроде мин. Их дезактивация — задача стороны, контролирующей район. Из последних примеров: патрулю угрожали при установке камеры (Октябрьское, Донецк), еще одному — заковать в наручники и задержать у Старомихайловки (под Донецком).

— Украинские военные жалуются: не пустили наблюдателей на минное поле на мосту в Счастье, а ОБСЕ в ответ обвинила их в нарушении...

— В сентябре 2014-го подписанты «Минска» согласились: все мины должны быть удалены. Это пункт №6 меморандума. А свобода нашего передвижения гарантируется мандатом и «Минском» — раз так, отказ в проходе (чем бы его ни мотивировали) — нарушение.

— Многие в ВСУ демонстрируют отношение к миссии картинкой в «Фейсбуке»: «Осторожно, слепые наблюдатели». Не обидно?

— Каждый имеет право выражать взгляды. Это нормально, и окей, если это происходит мирно и цивилизованно. И мы всегда готовы обсуждать что угодно. Другое дело, если эти «намеки» идут уже в ходе боя или отражены в прямых угрозах нашим людям. Пусть лучше шутят в соцсети, чем стреляют.

— Недавно вам сожгли джип в Ивано-Франковске...

— За пределами зоны конфликта такие случаи очень редки, они несистемны. Мы — безоружная гражданская миссия, призываем органы власти расследовать такие случаи.

— ОБСЕ обвиняют в предвзятости: мол, ваши сотрудники приехали из постсоциалистических стран, лояльны к противнику Киева. Это так?

— Мы открыто показываем, откуда приезжают наблюдатели. Почти 60% из них — граждане стран – членов ЕС. А еще, каждый — сотрудник Миссии ОБСЕ, а всех нас объединяют четкие правила поведения. Тот, кто их нарушает, уходит из Миссии. И такие случаи были.

— А разминирование в регионе идет?

— Отчасти. Мы видели, как активность проявляет и украинская армия, и неподконтрольные правительству силы. Но мин там очень много. Это угроза гражданским, нужно либо убирать их, либо ограждать зоны риска.

— Часто ли представители СММ попадают к госгранице с Россией?

— Доступ очень лимитирован: во-первых, о приближении известно заранее и вся активность там прекращается. Во-вторых, патрули часто получают команду развернуться и отъехать на 500 метров. И запрещают постоянное наблюдение.

— В интернете появились фото джипов ОБСЕ, сопровождающих пустой грузовик через блокпосты. Предположили: эвакуация Миссии из Донецка. Уезжаете?

— Вовсе нет. У нас 14 локаций в Донецке и Луганске, планируем открывать новые. И присутствуем там крепко. А то, что видели блогеры, — рутинное перемещение сотрудников и грузов в обеих направлениях.

— Кто все-таки срывает «Минск»?

— Ответственность за его имплементацию несут многочисленные подписанты. ОБСЕ — не один из них, наш мандат — мониторинг уровня воплощения договоренностей.

— И как вы его оцениваете?

— Определенное выполнение, конечно, есть. Но нужно больше. Не нам, не СММ нужно — а гражданским на обеих сторонах линии разграничения. Как только «Минск» выполнят на 100%, люди вернутся к нормальной жизни.

Как сообщали "Вести", в Луганске на митинг против ОБСЕ согнали 20 тысяч бюджетников.