Директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович представил новую книгу о Волынской трагедии. Чем, как опасаются историки и эксперты, еще больше обостряет отношения с Польшей: будучи чиновником, он должен сдержанно «вести» непростую тему.

Фон для выхода книги «За кулисами «Волыни-43. Неизвестная польско-украинская война» более чем впечатляющий. В начале осени польский Сейм признал Волынскую трагедию «этнической чисткой с признаками геноцида». А на днях в Польше вышла в прокат лента «Волынь», полная сцен насилия над польским населением со стороны ОУН.

Польско-украинский конфликт 1942-1947 годов унес жизни от 20 до 80 тысяч человек (оценки украинских и польских историков), и если для Киева это национально-освободительное движение (до 1940-х Волынь находилась под польским управлением), более того, гибли и украинцы, то для Варшавы - этнические чистки.

Акценты Вятровича

Акценты в книге Вятровича расставлены так. Во-первых, восприятие Волыни как «трагедии века» в Польше появилось около 10 лет назад и, хотя в основе лежит «реальная страшная история об убийствах тысяч», историю «вырвали из контекста, приправили эмоциями и политическими интересами».

Во-вторых, многие свидетельства фальшивы — в качестве примера историк приводит фотографию детских тел, примотанных колючей проволокой к дереву (в польских газетах его представили, как зверства «бандеровцев»), а позже вскрылось, что это иллюстрация из психиатрической книги 20-х годов ХХ века (детей убила их собственная больная мать).

«В идеологии украинских националистов мы не можем найти полонофобии, программы уничтожения всех поляков, как в идеологии нацистов», — заключает автор.

С этим в корне не согласны польские исследователи: они считают, что ОУН действовала против польского населения. Наконец, Вятрович обвиняет в раздувании конфликта «третью силу» — в данном случае советских партизан и немцев, которые якобы были заинтересованы в ухудшении отношений между украинцами и поляками (проводится параллель с нынешними событиями).

«Вятрович предложил свою концепцию и защищает ее, как поступил бы любой историк, — проблема в том, что как чиновник он пытается возвести свою идею в ранг государственной идеологемы», — считает политолог и историк Кость Бондаренко.

"Деполонизация"

Тема неоднозначна. «Проблема польской стороны в том, что она не признает право украинцев на самоопределение. Волынь — исконно украинская территория, и ОУН хотела возрождения государственности, а польское правительство собиралось строить там новую Польшу», — сказал «Вестям» украинский историк Владимир Сергийчук.

Марта Богачевская-Хомяк, американский историк украинского происхождения, пояснила, что справедливо было бы признать нарушения с обеих сторон: «Люди поступали ужасно. Но это не примета ни украинцев, ни поляков — война вынесла наверх худших представителей общества. Что же, делать из Волыни неприкосновенный фетиш? Нужно дискутировать, но не навязывать свою точку зрения».

С противоположной стороны летят обвинения в попытках оправдать террор. «Важен сам термин «деполонизация» — сознательная кампания по очищению территории от польского населения. Это подтверждено рапортами, подписанными командующими УПА Литвинчуком (Дубовый), Левицким (Славута), Климишиным (Крук)», — перечисляет историк Игорь Ильюшин, оппонирующий украинской версии.

А его польский коллега Гжегож Мотыка привел в пример определение геноцида, принятое ООН в 1948 году, как физическую экстерминацию групп населения с учетом происхождения. «Прикладывая эту матрицу к акциям ОУН, считаю, нужно признать, что они имели признаки геноцида — в наименее агрессивных посылах с конца 1942 года предусматривалось убийство части поляков, чтоб заставить остальных выехать», — уточнил ученый.

"Поляки хотят быть сверху"

Зачем же «присыпанную пылью» тему вынули из сундука? Владимир Сергийчук признает: ситуацию раздула Варшава. Еще в 2003 году Сейм и Рада приняли совместное решение о взаимном примирении, «списав тему в архив». «Но поляки снова захотели «быть сверху» и нарушили договоренность — теперь и нам нужно чем-то отвечать», — отметил историк.

Дело в том, что на парламентских выборах 2015 года в Польше победила партия «Право и справедливость» — националистическое движение, в электоральной основе которого — потомки т. н. «кресовяков», отселенных в 1946–1947 годах поляков из Волыни и Галичины.

«Происходящее — их игра с исторической памятью. Даже на президентских выборах против Анджея Дуды запустили утку о том, что его дед воевал в УПА, и у них эта история живет до сих пор, — убежден Кость Бондаренко. — Сейчас ПИС будет проводить политику пересмотра «Восточного партнерства». По их мнению, программа для Украины была ошибочной, а траты времени, денег и усилий на нашу евроинтеграцию — непозволительной роскошью».