В Украине усиливается явная и скрытая дискриминация переселенцев с Донбасса. Их не любят риелторы, магазины отказывают в рассрочке, а на работе из «донецких» делают изгоев. Эксперты говорят: такое отношение навязывается непосредственно властью, чтобы затыкать рты и отвлекать внимание от истинных проблем в стране.

Пятно в биографии

Многие переселенцы, выехавшие еще в 2014–2015 гг. с неподконтрольной территории, признаются: явно или скрыто их притесняют до сих пор. «Точно так, как и раньше, нам тяжело снимать квартиру. Сразу спрашивают о прописке, а услышав «Луганск», бросают трубку или вежливо говорят «нет». В магазинах априори не дают товары в рассрочку людям с донецкой пропиской. Раздражают подколки «Ты же из сепаров». На «Фейсбуке» часто пишут: «Раз ты с Донбасса, то помалкивай!» Есть огромные проблемы с документами. Я не считаю себя переселенкой и принципиально не хочу оформлять этот статус. Но во всех инстанциях с меня требуют какие-то справки. А еще очень раздражает, когда говорят, что Донбасс никому не нужен. Или когда спрашивают, почему я не осталась в Луганске, раз так люблю свой город?» — говорит переехавшая из Луганска в Киев Анастасия Качкина.

«Даже я с моими связями не смог устроить дочку в государственный детсад, — рассказал «Вестям» общественный деятель Тимофей Нагорный. — Первое, что у меня спрашивают, место регистрации. А я прописан в Макеевке и выписываться не собираюсь».

Нередко донецкую прописку вообще превращают в пятно в биографии человека. Так произошло с дончанкой Татьяной Есеналиевой, которую в этом году назначили директором киевской школы №162, а ранее она руководила донецкой школой №104.

Страничка столичной школы на «Родительском портале», до того обычно малоактивная, сразу взорвалась комментариями, якобы написанными от имени родителей. Директора обвинили в мафиозных связях с «донецкими» в РГА Святошинского района, закручивании гаек и репрессиях над учителями.

«А у меня сложилось впечатление, что учительский коллектив просто устроил травлю новому человеку. До этого у них год не было директора и учителям вольготно жилось — они забросили документацию, покрывали какие-то проколы. Потом должен был быть конкурс, но его отменили и назначили директора «со стороны». Вот учителя и бунтуют, настраивают родителей: мол, «над нами поставили «донецкую». Хотя я с ней общалась, она очень адекватный человек. На первом же собрании разразился скандал: в директора полетели огульные обвинения. А она при этом даже на русском не говорит — только на украинском», — подтвердила Тамара, мама одного из учеников.

«Родители могут писать что угодно, но в глаза мне никто ничего не говорит. И вообще, я гражданка Украины, у меня такой же паспорт, как у всех», — сказала «Вестям» Татьяна Есеналиева.

Еще одну историю рассказала Олеся Медведева, лидер молодежного движения партии «Успішна країна» «Из-за того, что я выступала со своими предложениями по поводу молодежных программ развития в Украине, глава Сумского областного совета Семен Салатенко предпринял попытку меня унизить, обвинив в том, что я из Горловки, а потому «сепарская девуля» и имею наглость заниматься политической деятельностью».

Подтвержденная дискриминация

Как рассказала «Вестям» замглавы Всеукраинской ассоциации переселенцев Катерина Брюханова, гражданские права переселенцев ущемляются практически во всем, но в первую очередь нарушаются трудовые права: не берут на работу только из-за факта донецкой прописки.

«Часто у переселенцев нет полного набора документов. Люди бросали дома и уезжали под обстрелами. Поэтому оригиналы дипломов и трудовых книжек остались по месту работы, и теперь там руины. Только некоторые работодатели идут навстречу и принимают на работу по копии документов, а остальные отказывают, ссылаясь на нарушение инструкции», — рассказала она.

По данным Международной организации по миграции, лишь 59% переселенцев смогли устроиться на работу по специальности. Находят работу в основном в торговле и сфере обслуживания (19% и 29% соответственно). Многие переквалифицировались в строители: почти 7% переселенцев пошли работать на стройку.

По словам харьковского адвоката Романа Лихачева, с различными проявлениями дискриминации сталкивались более трети переселенцев. «Спасшиеся от войны люди так и не почувствовали себя своими на мирной территории. Арендаторы завышают им плату — за «риски». Многие работодатели не хотят брать их на работу, так как боятся, что они уедут обратно, особенно если нужно вкладывать деньги в обучение человека. Переселенцам отказывают в медобслуживании, так как на них не заложены деньги в субвенциях из бюджета. Органы соцзащиты требуют лишние документы и вообще так тщательно проверяют переселенцев, будто они отбывают тюремное заключение», — рассказал «Вестям» Роман Лихачев.

Поначалу проблемы переселенцев помогали решать в центрах юрпомощи. Теперь люди, по сути, предоставлены сами себе, поскольку государство не оказывает переселенцам практически никакой помощи. «Когда люди ехали массово, то сотрудники юридических центров помогали найти жилье, можно было получить консультацию адвоката или психолога. Теперь центры перемещаются на периферию, работают вполсилы. Переселенцу попросту некуда обратиться, если его права нарушили», — говорит Брюханова.

Уровень агрессии растет

Очередной виток дискриминации «донецких» начался позавчера после похорон боевика Моторолы. Соцсети с гневом обрушились на жителей города, пришедших к Оперному театру (по разным оценкам, их было от 10 до 50 тыс.).

«Если с многочисленными «официальными лицами» и соратниками по отжиму и грабежам все ясно, что делают там тысячи жителей «ДНР»? Украина не может себе позволить им вернуться назад как ни в чем не бывало. Пусть говорят, что это жестоко, но мы не можем себе позволить жить с этими существами в одной стране», — написал на «Фейсбуке» политолог Тарас Березовец, близкий к Арсену Авакову.

В подобном духе высказались и многие другие, распространив свою ненависть на всех выходцев из этого региона. Казалось бы, можно не обращать на них внимания, списав на политическую целесообразность или желание заполучить новых подписчиков. Но на самом деле, подобные высказывания серьезно влияют на общественное мнение.

«Посты в соцсетях оказывают значительное воздействие на настроения в обществе. Людям тяжело поверить, что кто-то думает иначе, чем другие. Если пришло множество людей на похороны, значит, их согнали под дулами автоматов. Мы регулярно проводим исследования об отношении жителей разных регионов друг к другу и видим новые тенденции — напряжение растет, повышается уровень агрессии. Наши данные показывают, что в первый год конфликта уровень ксенофобии почти не изменился. Но затем начал повышаться, и на данном этапе рост продолжается. На уровень толерантности влияет экономическая ситуация в стране. В социологии существует условная теория «козла отпущения», когда люди винят в своих сложностях придуманного врага. И сейчас негатив пытаются направить на жителей Донецкой и Луганской областей», — уверен социолог Владимир Паниотто.

«Патриотическая общественность пытается навязать точку зрения победителя. Но при этом принципиально не идут на примирение. Им удобно жить в режиме разделяй и властвуй, ведь война для власти — это палочка-выручалочка, которая помогает затыкать рты и отвлекает внимание, что власть врет и ворует не меньше, чем прежде. Война — это страх, одно из самых эффективных средств управления людьми, и этим активно пользуются. В итоге страдают ни в чем неповинные, и эта тенденция очень опасна. Уже никак такие настроения не позволят реинтегрировать Донбасс», — говорит политолог Андрей Золотарев.

  Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале "Вестей" в Telegram.