В понедельник, 21 ноября, Майдан отпразднует третью годовщину. «Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей» — именно этот пост в «Фейсбуке» нынешнего депутата Верховной Рады Мустафы Найема можно назвать точкой отсчета.

Активные пользователи разнесли его по «Фейсбуку» со скоростью света — всего 7,4 тыс. публикаций обеспечили первую волну, в которую попали в основном студенты и молодежь. 1 ноября с разгоном студентов «Беркутом» началась фаза «возмущенного Майдана», всколыхнувшего уже гораздо большие массы.

«Я бы и сегодня написал тот же пост в «Фейсбук». Если бы мы в тот промозглый вечер не вышли на улицы, убитых, искалеченных судеб было бы гораздо больше», — ответил нам Мустафа Найем.

Для кого-то это трагичная дата, кто-то до сих пор питает иллюзии. Многие разочарованы. «Вести» связались с активными участниками тех событий. Вопросы, которые мы поставили им, звучат так: добился ли Майдан своих целей и вышли бы они протестовать вновь, зная, чем все закончится.

Оболгали патриотов

Результаты ошеломили. «Заветы» Майдана считают невыполненными не только обычные участники, но и «белая кость», получившая впоследствии должности в правительстве. «Майдан все еще продолжается, поскольку старую систему сломать не удалось, а власть выполнила едва ли 10% задач, которые поставила ей революция. Политики, пришедшие на волне Майдана, возглавили старые схемы Януковича, вместо того чтобы их сломать. Они стали продолжением прежнего режима», — говорит постмайданный министр здравоохранения, а ныне нардеп Олег Мусий.

Похожий тезис озвучил автогонщик и известный волонтер Алексей Мочанов: по его мнению, властная верхушка, по сути, приватизировала и страну, и Майдан. «Он не для того собрался и потерял сотню своих детей, чтобы на смену одной организованной преступной группировке во власть пришла другая. И в итоге пришли квалифицированные шулеры со знанием иностранных языков, но без знания иностранного менталитета», — категоричен Мочанов.

Художник и участник Автомайдана Сергей Поярков парирует: «Зато каста чиновников стала менее закрытой и теперь чиновника почти любого ранга общественность может снять, если он оказался «гондурасом». Хотя признаю, что на волне Майдана поднялась и деструктивная, спекулятивная общественность, которая качает ситуацию в пользу тех или иных политиков. Но это необходимый процесс». Поярков признает: украинцы, как общество, проходят болезненную трансформацию, но одновременно растет критическая масса людей, которая готова менять страну, не дожидаясь помощи извне.

«Патриотов оболгали, идиотов возвысили. Очень мало честных людей пришли к власти в результате революции. Пока патриоты шли на фронт, чтобы защищать страну, иуды рвались во власть набивать карманы», — говорит сотник Майдана Анатолий Медведь.

Политолог Андрей Золотарев пояснил: людям тяжелее всего признаться в том, что их использовали. «И признать, что они выступили в качестве «полезных патриотов» в ситуации, когда шел дележ власти. По сути, Майдан был широким протестным движением, вначале — с общедемократическими целями и лозунгами. Три года спустя видно: ни одна из этих целей не достигнута», — считает эксперт.

Что готовы простить власти 

Любопытный момент: большинство опрошенных готовы были простить власти даже экономические провалы. Более того, понимали, что откат в экономике неизбежен. «У меня не было иллюзий, что все сразу будет хорошо. Но я, конечно, не думал, что все будет настолько плохо», — говорит Поярков.

«При переменах всегда тяжело. Эти хоть что-то пытаются делать (посмотрите на ремонт дорог). Но дело шло бы быстрее, если бы смогли побороть коррупцию. Но изнутри системы идет большое сопротивление, из-за это не все удается», — полагает врач Майдана Николай Сивак.

Экономического чуда не ждал и куратор зоопарка в Межигорье Сергей Григорьев. «Но я ждал духовного подъема, масштабного строительства новой страны. Рассчитывал, что будет борьба с коррупцией. Ждал того, что будет выгодно быть честным. Однако всего этого я не вижу... Но все равно считаю, что Майдан был нужен и я пошел бы на него снова».

Последняя фраза — лейтмотив. Большинство опрошенных признают: хоть результаты неудовлетворительны, протесты возникли бы все равно. «Я, правда, учел бы прежние ошибки: не стоило формировать постмайданное правительство из псевдоэлиты, которая захватила власть», — говорит Мусий. «Сегодняшний Майдан был бы другим — не мирным. Теперь людей подводят под черту, за которой все забудут о христианской морали», — считает Сергей Григорьев.

Людей злят бедность и тарифы

Социолог Владимир Паниотто отметил несколько тенденций, которые подарил стране Майдан. Во-первых, рост волонтерского движения. Ответственные и активные украинцы потеснили даже церковь, которая традиционно лидировала в рейтинге доверия. Во-вторых, рост уровня бедности.

«Примерно в два раза — хоть в 2016-м ситуация и стабилизировалась, люди все равно считают, что продолжают беднеть», — сказал Паниотто. Наконец, социолог отметил существенный уровень разочарования — темпами реформ и другими последствиями (в частности, радикализацией общества). «Реформы проводятся медленнее, чем люди хотели бы. Растет число тех, кто готов протестовать, хотя по состоянию на ноябрь их пока меньше, чем было осенью 2003 года», — резюмировал социолог.

Впрочем, если (или когда) начнутся новые протесты, они не будут Майданом в привычной для украинцев форме.

«Технологий, танцев, плясок и барабанов не будет. Будет оружие, радикализм и хардкор — новые протесты будут скоротечными и кровавыми, — убежден политолог Андрей Золотарев. — Именно поэтому перевыборы были бы меньшим злом в ситуации, когда налицо кризис доверия к власти. И не нужно пугать: мол, Путин воспользуется нестабильностью. Нынешняя власть и так доводит страну до руин».

А его коллега Владимир Фесенко призывает не списывать все на власть: по его словам, ряд просчетов ей попросту приписывают. «Изменения есть, но они противоречивы и неоднозначны: где-то позитив, где-то ситуация стала сложнее. По той же коррупции, например, видим эффект искаженного фокуса: в реальности ее стало меньше, но она остается топ-темой на ТВ — и люди продолжают говорить о ней как о вселенском зле», — убежден Фесенко.

Впрочем, наибольшее разочарование (вопреки словам самих майданных деятелей) вызвали, по мнению экспертов, именно просчеты в экономической политике. «Повышение тарифов, курсовые скачки, снижение потребительской способности граждан, низкие зарплаты, съеденные инфляцией — корень разочарования, — считает политолог Андрей Бузаров. — Это показало, что у политиков, пришедших к власти, отсутствует профессиональный опыт. Они попросту не знают, как управлять, и очень зависимы от внешних партнеров».

Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале "Вестей" в Telegram.