В понедельник, 21 ноября, утром в центре было на удивление спокойно: третью годовщину Майдана отмечали лишь пару десятков человек, которые возложили цветы к памятнику Небесной сотни, а на Майдане прошли два одиноких пикета с требованиями расследовать «дело Майдана». Зато к вечеру у стелы Независимости снова горели шины...

"Не за первых, не за вторых"

На Институтской стояли без рупоров и флагов. Чуть поодаль — дорогие пиджаки («это чиновники, с Банковой!» — пробежал шепоток), в первых рядах — мужчины в военной форме с сине-желтыми бумажками на бейджах, АТОшники из бывших майдановцев.

«Мы тут не за первых и не за вторых... Началась дележка власти, перетягивание одеяла. А наши пацаны сейчас в АТО не для того, чтобы кто-то нам тут строил козни», — рассказывает военный. И добавляет: как и три года назад приехал тайком — жене сказал, что поехал на стройку во Львовскую область. Настрой «утренних» митингующих мирный.

«Вышел бы снова, если был бы уверен, что новая революция будет народной», — уточняет мужчина с флагом. «За три года ничего не поменялось. Власть не видит людей, они сами по себе. Те же титушки за 20 грн, те же чиновники. Ну переоделась милиция в полицию, а изменений никаких», — говорит майдановец Борис Харчук.

Большинство пришедших с 2013 года так и живут темой революции пополам с войной. «Я был тут с 22 ноября до ночи с 18 на 19 февраля. Был сотником, женился на Майдане. Сейчас в АТО: мы не сделали всего, за что боролись эти ребята, которые погибли, — говорит Игорь Чернецкий, сокоординатор инициативной группы пострадавших и раненых на Майдане. — Изменений глобально нет, а так хочется, чтобы власть, наконец, отбросила алчность и начала работать на государство».

А вот диаспора по-прежнему мыслит категориями «перемоги»: «Украина сильно изменилась: после Майдана — люди добрые, европейские. Приезжаю каждый год, все меняется», — подбирая украинские слова, сказала канадская украинка Лариса.

Фото: Сергей Харченко/ "Вести"

А родственники героев Небесной сотни не могут успокоиться. Следствие по делу де-факто никого не интересует. «Как перед глазами стоит — за щитами присели двое мужчин, один говорит: «Брат, смотри — снайпер!». Мой Андрей поднялся: «Где?», и тут же падает от пули», — сквозь слезы говорит Наталья, вдова героя Небесной сотни Андрея Дигдаловича.

Призывали "гострить ножи"

Вечером был уже другой «Майдан». Без лощенных лиц, зато с «огоньком», с горящими шинами и стычками с полицией. Тут куда громче, чем днем, говорили: второй Майдан привел к власти «не тех». «Мы вернулись с АТО, а у руля все те же коррупционеры, с которыми мы боролись. Нам необходим законодательный механизм отзыва депутатов и президента. С ним мы за год очистим власть и поставим вместо бандитов наших людей. Власть преследует патриотов, если ей противишься, утром можешь проснуться с ярлыком «агента ФСБ»», — вещали со сцены между Домом профсоюзов и Главпочтамтом, которую поставил Конгресс участников Оранжевой революции.

В 2013-м они захватывали здание мэрии Киева, а сейчас эта тусовка оказалась самой мирной (под конец перед публикой хор бабушек в платках под баян пел патриотические песни).

В это время под монументом Независимости собрались националисты всех калибров — ОУН, «Правый сектор», «Белый молот». «А тим часом гайдамаки ножі освятили», — для «разогрева» у них был Шевченко.

«Мы не будем качать ситуацию, но если тут будут нарушать наши права выражать свои мысли, полиции не избежать нашего протеста. Наши майдановские требования до сих пор не выполнены. Сейчас ситуация такая, что мы находимся в режиме не только внешней агрессии, но и внутренней оккупации. Это власть враждебна к людям», — сказал «Вестям» Горан, лидер «Белого молота».

Вече националистов началось с выступления лидера ОУН Николая Коханивского. «У нас будет вече и марш революции. Мы решили, что должны хоть одного подонка в этой стране наказать»...— вещал Коханивский в окружении приспущенных националистических знамен. Под одобрительный гул толпы он призвал поджечь шины и идти громить офис Виктора Медведчука, который «спекулирует на пленных, используя чувства родных».

Больше фото Нет погрома без огня. Что происходило на Майдане 21 ноября

Фото: Сергей Харченко/ "Вести"

«Эй, они уже идут!» — не успели загореться первые шины, как всю длину Крещатика заняла полиция, быстрым маршем направлявшаяся к Дому профсоюзов. Силовики в бронежилетах и касках сгруппировались возле бывшего кафе «Каратель», а потом перекрыли улицу, став лицом к Украинскому дому. Одни в руках держали носилки и огнетушители, другие были вооружены тактическими дробовиками. Впрочем, митингующие и не пытались прорвать оцепление и пойти к правительственному кварталу. После вече они двинулись к офису Медведчука на ул. Васильковскую.

Однако, не найдя офис «Украинского выбора», они разгромили салон красоты, находящийся на первом этаже того же здания, а также помещение «Сбербанка России», находящееся возле станции метро «Льва Толстого». По словам очевидцев, внутри здания они устроили настоящий погром, а сориентировавшись, принялись взламывать банкомат. Правда, разжиться деньгами им не получилось — подоспевший спецназ схватил троих, а остальные разбежались.

Фото: Сергей Харченко/ "Вести"

Политологи считают, что во в понедельник была небольшая репетиция, предупреждение нынешней власти. «Новые протесты будут скоротечными и кровавыми. Да, не сейчас, но ситуация с каждым днем накаляется. Именно поэтому перевыборы были бы меньшим злом в ситуации, когда налицо кризис доверия к власти. И не нужно пугать: мол, Путин воспользуется нестабильностью. Нынешняя власть и так доводит страну до руин», — считает политолог Андрей Золотарев.

Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале "Вестей" в Telegram.