Сегодня в Святошинском суде состоялся видеоопрос бывшего президента Украины Виктора Януковича.

Главные тезисы экс-гарант зачитал по бумажке. При этом весьма удивил общественность ответом на вопрос о своем уголовном прошлом, которого у него, по его словам, вовсе и нету.

Янукович рассказал, что делал утром во время расстрелов на Майдане и как Турчинов хотел поймать его по пути в Донецк в феврале 2014 года, и как потом оказался в Ейске после бегства из Украины.

А генпрокурор Юрий Луценко, пользуясь случаем, прямо в зале суда зачитал экс-президенту уведомление о подозрении в госизмене. Заодно обвинение от украинской власти (насчитывает 20 страниц) разослали по всем известным адресам жительства Януковича.

Сам чиновник во время допроса назвал украинский суд необъективным и обвинил Луценко и Парасюка в расжигании силового противостояния. "Кто такой Луценко, чтобы призывать вооружаться и сносить власть? Это были призывы в микрофон, от Луценко, Парасюка. Это все надо отдать в суд, все доказательства и определить, кто виновен", - заявил Янукович.

"Вести" разобрались, что же важного рассказал Виктор Янукович на сегодняшнем судебном заседании.

Виктор Янукович. Фото: Сергей Харченко/"Вести"

О расстреле Майдана

Расследование показало, что найти того, кто более виновен, очень сложно. Левочкин, возможно, был причастен к разгону, но у меня доказательств нет. Пусть власть это докажет. Я с самого начала и до самого конца был против кровопролития, поэтому я не мог таких приказов отдавать.

Студентов там почти не было, пришли радикалы, которые начали провоцировать "Беркут".

Виноваты радикалы и те, кто ими манипулировал. Они спровоцировали кровопролитие. Если бы не они, не было бы такой ситуации ни в Крыму, ни на Донбассе.

На майдане было оружие из разных источников: личное оружие, охотничье, оружие из помещений СБУ и МВД, были и несколько образцов зарубежного оружия. Это были снайперские винтовки в основном. У меня нет доказательств, что их специально завозили в Украину. Но с какого оружия стреляли из отеля "Украина", из Дома Профсоюзов, банка "Армада", на улице "Институтской" - я не могу сказать. Это должны сказать следствие и власть. Однако власть за три года не сделала ничего, напротив, уничтожала улики.

Мне всегда трудно называть какие-то фамилии, их должен назвать суд, если он когда-то будет. Но с политической точки зрения ответственность несут все лидеры Майдана. Это (смерти на Майдане - ред.) было выгодно лидерам Майдана, которые незаконно захватили власть. Мне, как президенту, это было невыгодно, и мы делали все для того, чтобы этой трагедии не допустить.

О закулисных договоренностях с лидерами Майдана

Предложили премьерство Яценюку. Он сказал: "Я не знаю, я не уверен, это мне не подходит". Звучали предложения, чтобы Кличко, у которого был мировой опыт работы в спортивной организации, привлечь к спорту.

Те переговоры, которые у нас были, очень часто заканчивались договоренностями, и они всегда выходили из АП и говорили: "Сейчас пойдем на Майдан и будем говорить народу", но возвращались всегда с негативом. Это был спектакль, они затягивали время, негатив сбрасывали на Майдан, а хорошее приписывали себе.

О непреследовании участников Майдана

Этот закон напрямую нарушает Конституцию Украины, в частности, статью 9. Этот закон запретил расследование преступлений и убийства невинных людей на Майдане. Этот вопрос нельзя рассматривать без рассмотрения дел двух сторон – как протестующих, так и сотрудников силовых органов".

Нынешняя власть, используя этот закон, уничтожила все доказательства по этому делу, а совет Европы не был привлечен к расследованию. Подписанный договор с оппозицией от 21 февраля был мирным и предусматривал установление мира в Украине и если бы он не был нарушен оппозицией и прежде всего радикальными силами, Украина не получила бы такие тяжелые последствия.

Об евроинтеграции

Почему не подписали ЗСТ с Евросоюзом? Уже в 2014 году мы понесли сильные потери в торговле с Россией, во время переговоров мы поняли, что, если Россия не учтет наши интересы во время подписания договора с Европой, мы "сядем на шпагат". Поэтому я обратился к ЕС, чтобы в договор по ЗСТ включили и Россию, и Украину – и в этом треугольнике мы могли бы найти общий язык. И тогда Украина учтет свои интересы.

ЕС требовал повышения тарифов на ЖКХ, на газ, пенсионный фонд. Мы получили негативный ответ и от МВФ 25 сентября по кредиту, который мы считали выгодным и давали бы ответы на вопросы в экономике нашей страны. Я никогда не думал о своей личной выгоде – буду я на посту или нет. Но я не ожидал, что мои политические оппоненты пойдут на кровопролитие.

Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале "Вестей" в Telegram