В среду Кировский областной суд изменил обвинительный приговор по делу «Кировлеса» оппозиционеру Алексею Навальному: реальный срок заменили на условный.  Во время суда политик сдерживал эмоции и, как и во время оглашения первого вердикта, показал себя человеком хладнокровным. Но мало кто знает, что, по словам его близких, Алексей не плакал даже в детстве... 

«Вести» побывали в заброшенном селе Залесье, в 30-километровой зоне отчуждения ЧАЭС, откуда родом отец российского оппозиционера. Мы пообщались с его родными, которые помнят Алешу совсем маленьким.

Рассказывают, что теперь он приезжает на поминальные дни в зону со своими детьми, всегда привозит родным подарки и любит украинскую кухню. Про политику говорят осторожно и надеются увидеть Навального после скандального суда.

Детство на речке УЖ

Алексей Навальный родился 4 июня 1976 года в военном городке Бутынь под Москвой. Сам он признавался, что его самое яркое воспоминание детства связано с Украиной: «Это речка Уж, впадающая в Припять, высокая круча и гнезда ласточкины. И вот я все время пытаюсь достать эту ласточку, засовываю туда руку, а достать не могу».

«Рассказывайте, что вам надо в Залесье», — сопровождающий Сергей Алексеевич садится в нашу машину на КПП Дитятки. — Там осталась только одна старушка». Залесье — первое село на пути от КПП в Чернобыль. До аварии на ЧАЭС тут жило почти три тысячи человек, были колхоз-миллионер и льнозавод. Более десяти лет назад село официально перестало существовать: сняли с учета в связи с отсутствием жителей. Теперь это поселение-призрак: полуразрушенные, разграбленные дома, искореженная ржавая площадка детсада, вывеска «Продукты», обросшая диким виноградом. Ухоженным выглядит только мемориал погибшим жителям села в годы Второй мировой — находим на нем несколько фамилий Навальный…

Сейчас Залесье стало поселением-призраком. Фото: С. Харченко

Мемориал погибшим в годы Отечественной. Фото: С. Харченко

В Залесье родился и окончил школу Анатолий Навальный — отец российского оппозиционера №1. Во время каникул сюда сдавали на воспитание бабушке и самого Алексея. Дед Иван Тарасович был плотником и почти всю жизнь, как и его жена Татьяна Даниловна, проработал в местном колхозе. А вот Анатолий, отец будущего оппозиционера, так и не вернулся жить в Залесье, получив после окончания военного училища связи в Киеве назначение под Москвой.​

Дед и бабушка Алексея Навального — Иван и Татьяна — с сыновьями Василием, Иваном и Анатолием (отцом). ​Фото: С. Харченко/Из личного архива

В хате Навальных

вырвали даже провода из стен

Экскурсию по Залесью «Вестям» проводит Розалия Отрошко, единственная жительница села. Бабушка уже не помнит свой возраст и каким-то непонятным современному человеку образом выживает в свои лет 80 в деревянном доме без света, воды и тепла. Она очевидно путается в воспоминаниях о Навальных, поэтому мы без особых надежд заходим в указанную ею хату. Позже, однако, родные опознали этот дом на снимках — по зеленым деревянным ставням с резьбой, которые своими руками сделал дедушка оппозиционера Иван Тарасович, а также по креплению для люстры, круговой лепнине с народным орнаментом. Собственно, только оно и уцелело внутри. Пальто и старых фото, о которых вспоминал сам Навальный, не было.

Так теперь выглядит дом Навальных под Чернобылем. Фото: С. Харченко

Журналу Esquire Навальный говорил, что каждое лето проводил у бабушки в Залесье и если бы авария случилась в июне, то и он бы был там: «Чтобы не поднимать панику, всех колхозников, и наших родственников тоже, отправили на картошку, копаться в радиоактивной пыли. Только потом их стали отселять. Это была реальная вселенская катастрофа, в которой я и мои родные были жертвами...» Кроме того, он вспоминал, как сам заходил в бабушкин дом несколько лет назад: «На полу лежали пальто, которое носили все мои братья, и фотографии, где я в этом пальто летом бегаю. Почти все разворовали». Сейчас в доме и провода в стенах вырваны. Хотя в целом крепкий беленый дом из угольного шлака, построенный в 1950-х годах на улице Жовтневой, сохранился неплохо. На фундамент камни собирали по всей округе селом, вспоминают родные, мол, тогда это была обычная практика. Иван и Татьяна Навальные держали и заурядное, по меркам своего времени, хозяйство — корову, пару свиней, с десяток кур.

ХОДИТЬ НАУЧИЛСЯ В ЗАЛЕСЬЕ

Дом Навальных по фотографиям узнает и 66-летняя Наталья Ильинична Семенюк, двоюродная тетка Алексея и крестная его родного брата — Олега. «Мы жили хата в хату, детей вместе нянчили, Алешу привезли нам, наверное, месяцев в пять. Его мама, Люда, тогда училась, и он жил у нас лет до двух. Можно сказать, пошел у нас. А потом приезжал на все лето», — вспоминает она. Теперь Наталья Ильинична живет в селе Новое Залесье, это уже Бородянский район Киевской области (сюда после аварии отселили село Залесье). Когда мы позвонили в местный сельсовет и только начали объяснять, что ищем родных известного политика, услышали из телефона: «А, Навальный небось? Наш человек! Я в одном классе с его братом училась».

А ВЫ, ПОЖАЛУЙСТА,

НА МЕНЯ НЕ КРИЧИТЕ

Наталью Ильиничну находим на кухне скромной сельской хаты в Новом Залесье. В духовке сушатся орехи, на полу в тазах блестят фасоль и яблоки. Невысокая щуплая женщина (как она сама говорит: «Карлик против Алеши») приглашает нас в гостиную и сразу строго предупреждает: ни слова о политике. «Папа Алеши, Анатолий Иванович по-русски с нами не говорит. Мы на своем, залесском, языке общаемся: смесь украинского, белорусского, русского. Есть слова, которых вообще никто не знает. Например, плед — у нас капа. Алеша, как приезжал, месяц говорил по-русски, а потом тоже по-нашему начинал. Мальчик был кругом любопытный, все расспрашивал, обо всем рассуждал», — вспоминает женщина.

Двоюродная тетка Навального Наталья Ильинична рассказывает о его детстве. Фото: С. Харченко

По ее словам, Алеша в местной мальчишеской стайке был как рыба в воде. «Не было проблемы, что не местный. Не ставил себя выше других — как московский против селюков, — рассказывает женщина. — Да и справедливый парнишка, прямой — в бабушку Таню. Мы вот даже не ругали его, чуть что — он так спокойно: «А вы, пожалуйста, на меня не кричите» (женщина картинно изображает русский говор). Да и что на него кричать, как шкоды не делал: помогал корову загнать, вишни собирал. Правда, как-то раз наши пацаны подожгли на льнозаводе стог льна — бросали через него что-то горящее. Как и все пацаны в селе, рыбу ловил, купался. В еде не привередничал: лопал хлеб с водой и сахаром, наши пироги с маком, вареники».

ИЗ МОСКВЫ - С ДОЛЛАРАМИ И КОНФЕТАМИ

По словам родственницы, московские Навальные не забывают свои полесские корни и сейчас. «Приезжают на поминальные дни Толя с Людой (родители Алексея), мы часто раньше переписывались, слали открытки друг другу. Теперь все по телефону общаются, но мне с Москвой говорить дорого, да и они вообще говорить боятся… Люда как-то призналась, что живут как на пороховой бочке», — осекается Наталья. — Грязная эта вся политика».

«Пару лет назад, в 2011-м, а до этого где-то в 2008–2009-м приезжал Алеша с Олегом. Алеша был с женой, со старшей дочкой. Правда, они тут остались, в зону не ездили. У Алеши еще, помню, паспорт забрали на КПП, как у иностранца. Поминальные дни и 9 Мая — это единственное время, когда нас пускают домой, не нужно пропусков, — женщина показывает нам фотографии, на которых она со своей московской родней, в том числе с Алексеем.

Алексей с родным братом Олегом (второй справа) и с украинской родней был в Залесье, Новом Залесье, Чернобыле. Фото: С. Харченко/Из личного архива

«Ехали вместе, у них было место в машине, а мне-то чего 50 грн платить, — шутит Наталья. — Говорили за жизнь, но не за политику. Как он ко мне обращается сейчас? «Бабушка, вы». Подарки они с Олегом всегда привозят — конфеты, доллары дарят, вот шарф подарили, но я не ношу, не привыкла».

В СЕЛЬСОВЕТЕ:

ЭТО ЖЕ НАШ,

 НАШ ЛЕША!

Расспрашиваю, как в селе поняли, что тот самый русский Навальный — их земляк. «Ходили слухи, что Леша в политику идет. А потом он где-то сам сказал по телевизору, что его корни — из Чернобыля. Мы поняли, что это же наш, наш Леша! Конечно, мы за него болеем», — говорит Ирина из сельсовета, та, которая одноклассница двоюродного брата Алексея, Александра Васильевича Навального. Он тоже живет в Новом Залесье, но работает дальнобойщиком. Нам не удалось застать его дома, а жена Наталья не захотела общаться даже по телефону.

В «политический» разговор вступает, несмотря на свои же предубеждения, Наталья Ильинична. Говорит, в политике не разбирается, но тут же выдает: «Путин, если Медведева не считать, уже четвертый срок мотает». А насчет своего родственника только вздыхает, мол, каждому надо пройти свой путь. «Таких, как Алеша, в политике далеко не пустят, — женщина осторожно подбирает слова. — Может, и жаль, что у нас таких вообще нет…»

МОСКОВСКИМ НАВАЛЬНЫМ ПЕРЕДАЛИ БУЛАВУ

В Новом Залесье других Навальных нет, поэтому мы едем в Переяслав-Хмельницкий Киевской области. Там с 1986 года живут родной дядя Алексея по отцовской линии Иван Навальный и его жена Любовь. Старая многоэтажка стоит посреди частного сектора. Любовь Ивановна не особо удивляется звонку журналистов в половине восьмого утра — мол, уже предупредили: «Что-то пишут об Алеше».

Дядя Алексея, Иван, с женой Любой. В Переяславе-Хмельницком их начали спрашивать о племяннике после его похода в мэры Москвы. ​Фото: С. Харченко

«Откуда фамилия пошла, понятия не имею. Да и это тут мы одни Навальные на весь город, а на Полесье их было по несколько родов на село, — хозяин дома приглашает нас в гостиную. — Тут знакомые, как Алеша пошел в мэры, стали спрашивать, а не родня ли. Что говорят? Мол, молодец парень. Но я про политику даже с братом-то не говорю».

Маленького племянника дядя вспоминает как спокойного ребенка, который никогда не плакал. «Алеша, можно сказать, коренной украинец, — уже добродушнее улыбается Иван. — У него почти весь род, корни, в Украине. Вон когда отмечали 60-летие моего брата (отца Алексея), дарили ему булаву и вышиванку». А вот московские Навальные, к слову, подарили Ивану Ивановичу на предыдущий юбилей лодку, а лично Алексей — болгарку. «Как приезжал к нам Алеша уже с женой, с дочкой, ездили в зону. В Залесье, в Чернобыль, на мосту через Припять фотографировались, могилу деда проведали», — добавляет дядя.

КАК ДУМАЕТЕ,

АЛЕША СМОЖЕТ ПРИЕХАТЬ?

Тетя политика в это время достает из альбомов фотографии. Показывает Алексея с невестой возле московского дворца бракосочетаний №1. «Конечно, мы ездили на свадьбу, дарили белье, бокалы, как положено, — вспоминает пенсионерка. — Мы всегда дружно жили — всегда на праздники созваниваемся обязательно с Толей, с Людой. Раньше, в годы дефицита, они нам очень помогали — присылали сахар, гречку, позже — апельсины, мандарины. Мы же Москву снабжали грибами, рыбой, овощами».

На свадьбу Алексею и Юлии родня из Украины дарила белье и бокалы. ​Фото: С. Харченко/Из личного архива

«Как они приезжали, я готовила борщ, голубцы, блинчики с мясом, с вишнями — стол ломился, Россия есть Россия, — смеется Любовь Ивановна. — Толя, обращаясь к Люде, шутил: «Учись, как надо холодец варить». А Дашенька (дочка Алексея) говорила: «А можно мне, пожалуйста, блинчики со сгущенкой».

Фото: С. Харченко/Из личного архива

Спрашиваем и об Алеше-политике. «Конечно, следим за новостями. Хотя мы как люди пожилые были против (баллотирования в мэры Москвы. — Авт.). Жалко его, да что мы сделаем, если молодые хотят пробиваться. С судом этим, — у женщины наворачиваются слезы на глаза. — Мы же даже не можем ему сказать, что, мол, мы за тебя. Ну, дай Бог, приедут все в следующем году, на 70 лет мужа». И после паузы, глядя мне в глаза, Любовь Ивановна с надеждой спросила: «Как думаете, Алеша сможет приехать?..».