В материале «Инженеры душ в погонах», который был опубликован в журнале «Вести.Репортер» (Выпуск №8, 18 октября, пятница) «Репортер» разобрался в особенностях работы психологов в милиции и спасательной службе.

Психологическое сопровождение таких служб, как милиция и службы чрезвычайных ситуаций, практикуется во всех цивилизованных странах мира. В 2002 году психологическую службу МВД реорганизовали и создали модель, которая существует до сих пор. За год до этого из состава министерства выделились МЧС (сейчас ГСЧС) и пенитенциарная служба. В ГСЧС образовали свою психологическую службу по образцу МВД.

Сегодня работа психологов в милиции и спасательной службе проводится в двух направлениях – работа с самими сотрудниками органов, пострадавшими в катастрофах и ДТП, а также с преступниками и их жертвами.

Нередко приходится проводить работу по реконструкции вытесненных или забытых событий. Несколько лет назад в Кировоградской области машина сбила женщину с ребенком. Водитель скрылся, а ехавший за ним и все видевший другой водитель от шока не мог даже вспомнить марку машины, сбившую людей. А в состоянии гипноза назвал марку и даже номер машины.

Психологи также проводят психотбор на вакансию в структуре МВД, а также учат правоохранителей быть готовым к тому, что те можно уйти на работу и не вернуться.

«У нас ведь как — молодой человек насмотрелся сериалов о сыщиках, у него романтика в голове, он хочет работать в милиции. Нужно ему объяснить, что контингент, с которым придется работать, на 90% криминальный и маргинальный, что эти люди будут тебе сопротивляться, что ножи и пистолеты у них настоящие. Проводится техподготовка, регулирование порога восприятия. Как хирурга учат не бояться крови, так и милиционера учат не боятся образа преступника», — говорит полковник милиции, кандидат психологических наук, Юрий Ирхин.

Особая группа риска, требующая усиленного внимания психологов, — это спасатели и милицейские подразделения специального назначения, работающие зачастую на грани допустимой психологической нагрузки: «Беркут», «Сокол», оперативные работники. С ними регулярно проводятся психологические тренинги, аутогенная терапия (внушение, дача позитивных установок), практикуется дебрифинг — обговаривание своих чувств, эмоций в группе.

По словам старожилов милиции, во времена СССР в милиции психологов не было. Тем не менее эффективность работы старой милицейской гвардии это никак не снижало. «Тогда система была по-другому построена. Дебрифинг с нами проводил замполит. Он нам заменял психолога. И иногда водка», — говорит сотрудник МВД на пенсии Николай Попов.

Полную версию материала можно прочесть в восьмом номере журнала «Вести.Репортер». Свежий номер в продаже с пятницы, 18 октября.