"Начнутся настоящие бунты — мало не покажется": из-за чего пенитенциарная система на волоске от хаоса

"Начнутся настоящие бунты — мало не покажется": из-за чего пенитенциарная система на волоске от хаоса Фото: Сергей Харченко/ "Вести"

В среду, 11 января, ночью в Лукьяновском СИЗО в Киеве задержанные бойцы батальона «Торнадо», которых винят в похищениях, изнасилованиях и убийствах мирных жителей на Донбассе, устроили бунт.

В результате к стенам изолятора были стянуты силы Нацгвардии. Правда, конфликт закончился быстро и без жертв, а причиной послужил закрытый суд над торнадовцами — подозреваемые сочли, что к ним плохо относятся прокуроры и судьи. Эксперты говорят: симптом опасный, поскольку он лишний раз демонстрирует хаос, творящийся в тюрьмах.

Что произошло в Лукьяновском СИЗО

В среду вечером в соцсетях стали разгонять информацию о ЧП в Лукьяновском СИЗО. Якобы там бунт, захвачены сотрудники СИЗО, а один из арестованных отрезал себе ухо и кидался им в надзирателей.

Как выяснилось, один из подозреваемых, боец расформированной роты «Торнадо» по прозвищу Ахиллес — Максим Глебов, — действительно отрезал себе часть уха заточкой. Это произошло в боксе — камере тюрьмы, куда Ахиллеса и других подозреваемых привезли после судебного заседания. Мужчина истекал кровью, а другие арестованные начали выбивать двери в боксах, требуя медпомощь.

«Ухо буквально висело. Один из сотрудников при виде крови потерял сознание. Но потом, когда бойцу оказали помощь, все заключенные добровольно поднялись в камеры. И никакого конфликта, захвата заложников не было», — рассказала нам жена другого арестованного, командира «Торнадо» Юлия Онищенко.

Тем не менее сотрудники киевской полиции ночью оцепили квартал вокруг СИЗО, перекрыли движение транспорта, а на территорию СИЗО одна за одной заезжали полицейские машины, автозаки и скорые. Но спустя пару часов все разъехались. Правда, утром в судах отменили все заседания, на которые должны были привезти подозреваемых из этого СИЗО.
«Пострадавшего под конвоем доставили в больницу, а после оказания помощи — в изолятор. Уголовное производство начато по статье «Сопротивление работнику правоохранительного органа», — говорят в пресс-службе киевской полиции.

Что послужило причиной такого поступка Ахиллеса, рассказала Юлия Онищенко: «Никаких доказательств вины торнадовцев нет. В среду на заседание привезли 12 человек. Ахиллеса, который давал показания, возмутило отношение судей и прокуроров. Они его не слушали, говорили между собой, фотографировались. Вот он и пошел на такой отчаянный шаг, это был крик души!» — говорит Юлия.

Фото: пресс-служба столичной Нацполиции

За все надо платить 

Как говорят осужденные, проживавшие долгое время на территории столичного изолятора, такие происшествия тут случаются часто, но сотрудники изолятора стараются не придавать их огласке. «Люди часто психологически не выдерживают происходящего тут. Только за прошлый год, насколько мне известно, в СИЗО умерло 15 человек. Говорят, двое совершили суицид, остальные — из-за проблем со здоровьем, приобретенных в изоляторе», — рассказал собеседник «Вестей», находившийся в изоляторе несколько лет.

По его словам, ремонт в камерах не делался уже много лет, в некоторых протекает крыша, а во многих не застеклены окна, есть только решетка. «Зимой приходится завешивать окна одеялом и спать в трех курточках. Люди живут по 5–40 человек в комнате». Ремонты в камерах подсудимые делают за свой счет, но, чтобы пронести в камеру материалы, нужно заплатить инспекторам.

«Самим заключенным делать ремонт нельзя, его делают «козлы» (подсудимые, сотрудничающие с инспекторами СИЗО, которые из-за нехватки персонала в изоляторе выполняют всю работу, начиная от разноса еды и заканчивая уборкой в общих помещениях. За это им обещают условно-досрочное или другие поблажки)», — продолжает собеседник.

Есть камеры вообще без окон. «В одну из таких со всего СИЗО сводят подозреваемых перед и после поездки в суд. В ней на протяжении всего дня одновременно может находится до 100 человек. Там разрешено курить, а в туалет выводят, только если заплатить 20–50 грн инспекторам», — говорит источник.

В камерах подсудимым разрешено держать только определенный перечень продуктов: три блока сигарет, сахар, чай, а за любую передачку от родных или друзей нужно платить. «В основном инспектора просят от 100 грн, в зависимости от того, что нужно передать. Но особо ценятся мобильные телефоны. На них надзиратели зарабатывают больше всего. Чтобы поток прибыли не прекращался, время от времени они совершают «набеги» на комнаты. Ведь они знают, кому и какие телефоны заносили, находят их металлоискателем, отбирают и требуют за них выкуп».

Правозащитники говорят, что к ним поступают сигналы об избиении или нарушении прав задержанных. «Но эту информацию мы проверить не можем. Дело в том, что нас туда не пускают. Объясняют, что мы можем приходить только к тем, кто уже осужден, а у них находятся подследственные. Но ведь мы же не о ходе следствия хотим узнать, а о том, что там нарушают права людей. Некоторые за свой счет делают там ремонты, покупают себе в камеры плазмы. Но это те, у кого есть на это средства», — рассказал представитель Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко.

Что сейчас происходит в Лукьяновке

«Вести» пообщались с одним из заключенных, который сейчас находится на Лукьяновке. Он уверяет, что сегодня у них все спокойно. «Никакого противостояния сейчас нет, поэтому даже мы воспринимаем это как нагнетание ситуации. Думаю, что причина волнений — в пертурбации среди сотрудников. В ближайшее время здесь должны поменять начальника. Действительно, раньше столкновения случались очень часто и дело доходило до бунтов. Но потом все успокоилось», — уверил нас подследственный Сергей.

В столичной прокуратуре говорят, что с начала года в СИЗО произошло два инцидента между заключенными и администрацией. «В первых числах января сотруднику нанесли телесные повреждения. И второй случай — сейчас. Оба между собой никак не связаны», — рассказала нам спикер столичной прокуратуры Надежда Максимец.

"Если будут бунты — мало не покажется"

Источник в руководстве пенитенциарной службы страны рассказал нам, что в целом ситуация в украинских СИЗО критическая. «Если начнутся настоящие бунты, то трудно даже представить, к чему это может привести. Сама система развалена. Очень напряженная ситуация в тех тюрьмах, где сидят приговоренные к пожизненному заключению. Им терять нечего, а охрана везде слабая — разбегаются, поскольку не хотят работать за 2,5–3 тыс. грн. Те, кто остался, выживают за счет поборов с самих заключенных, т. е. они такие же преступники, что и те, кого они охраняют. Серьезные проблемы в тюрьмах в Житомирской, Винницкой, Одесской, Львовской, Ровенской областях», — говорит источник «Вестей». Официально в пенитенциарной службе комментариев не дают: мол, идет реформа, некому говорить.

Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале "Вестей" в Telegram

Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube, чтобы первыми получать информацию обо всех важных событиях страны и мира.

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...