В материале «Притяженья больше нет», который был опубликован в журнале «Вести.Репортер» (Выпуск №12, 15 ноября, пятница), «Репортер» привел в пример образ жизни украинских заробитчан в Италии.

По состоянию на конец 2012 года в Италии легально находилось 224 тыс. украинцев. Из них - почти 107 тыс. заняты на домашних работах, или работают «на фисе» - сиделками для стариков или нянями для детей, совмещая со стиркой, мойкой и уборкой домов итальянцев. При этом зарплаты украинских гастрабайтеров в Италии достигают максимальной отметки в 600 евро. Это два раза больше, чем средняя зарплата в Украине. Однако подавляющая часть соотечественников мечтают вернуться на родину — затяжной экономический кризис, жесткая конкуренция с беженцами из Азии и Африки, а также грубое обращение с «понаехавшими» работниками делают работу на Апеннинах едва выносимой. Потому сейчас многие наши соотечественники оказываются в Италии просто выброшенными на улицу.

Издание отмечает, что по официальным оценкам Института статистики Италии, число нелегалов в стране на сегодняшний день составляет около 80 тыс. человек, однако, по неофициальным данным, это число фактически в три раза больше и достигает отметки в 240 тыс. чел.

Стена объявлений для украинских заробитчан в Риме. А. Медведева/Репортер

Так было не всегда — в докризисные годы, в частности до 2008 года, занятые на «фисе» украинцы получали 800-900 евро в месяц. Сейчас, как пишет «Вести. Репортер» гражданам Италии не до украинских гастробайтеров — многие итальянцы сами тщетно ищут работу в родной стране. К тому же, главные конкуренты украинских заробитчан — филиппинцы и выходцы из средней Азии готовы работать за значительно меньшие суммы, чем наши соотечественники, потому что их главная задача — не заработать, а выжить. Как рассказали изданию украинские зарабитчанки — итальянские работодатели в этом году снизили оплату до рекордных 400 евро в месяц. За эти деньги можно существовать только лишь в том случае, если семья, в которой работает «заробитчанин», предоставляет комнату и питание. В противном случае, расходы на проживание превысят доходы от работы.

Правда, остается возможность заработать на почасовой уборке, но организовать свой заработок очень тяжело.

«Это значит, что нужно самому снимать жилье, а комната в пригороде Рима стоит 250 евро в месяц», - поясняет София, которая зарабатывает в Италии уже 15 лет и не хочет, чтобы ее имя указывали в печати. Украинка добавляет: «Минимальное питание – 100 евро, проездной – около 60 евро, ну и каждый месяц надо счет на телефоне пополнить. Итого – боле 420 евро только чтобы прожить. А попробуй-ка, найди, где отработать столько часов, чтобы окупить этот минимум да еще и что-то детям отослать…»

Большинство украинок-заробитчан в Италии работают нянями, совмещая уход за детьми с уборкой по дому. Фото: Алена Медведева/Репортер

Как пишет «Вести. Репортер», заробитчанам из Украины выкрутиться сложно: час уборки стоит 6-7 евро, к тому же итальянцы в связи с экономическим коллапсом сокращают потребление таких услуг, заказывая меньше часов. Также наши соотечественники заняты на так званых «лангорария» - то есть, с 8 утра до 8 вечера в качестве домработницы или же, наоборот – в ночную смену. Больше везет тем, кто сумел устроиться в Италии официантом, горничной в отелях или водителем — зарплата таких работников составляет 800 евро, не считая чаевых. Летом, как выяснил «Вести.Репортер» востребованы сборщики оливок, овощей, фруктов в сельской местности, где час стоит 6-7 евро, но сегодня и для такой работы – не сезон.

Также «Вести.Репортер» приводит в пример образ жизни украинских заробитчан в Италии. Vesti.Ua публикует историю жизни в Италии украинской заробитчанки «без купюр».

Крашеная блондинка в синей блузке с люрексом стоит у калитки и раздает входящим листовки. Ольга Михайловна – волонтер центра услуг для эмигрантов. Перед тем, как начать разговаривать с представителем редакции «Вести.Репортер», Ольга просит не указывать ее имя в печати. В листовках центр призывает украинцев не подписывать документы с итальянцами, без предварительного детального прочтения информации. Вместо этого предлагается консультативная юридическая помощь, с указанием мест и телефонов, где ее можно получить. Ольга Михайловна утверждает, что вся подобная помощь – бесплатная:

- Мы здесь все так друг другу помогаем – советом, телефоном. Потому что здесь мы сплотились, ведь большинству из нас больше некуда идти, кроме как к соотечественникам. А адвокаты, которые консультируют - это дети тех, кто сюда приехал и уже выучился здесь, в Италии, на юристов. Правда, такие адвокаты консультативную помощь оказывают бесплатно, а деньги берут лишь в том случае, если нужно оформлять документы. Удивительно, что люди из Восточной Украины совсем не доверяют тому, что соотечественники могут помогать просто так. Я их понимаю, ведь и мы в Украине не были такими отзывчивыми – это вырабатывается здесь, на чужбине.

Потребность помогать хотя бы таким нехитрым способом у Ольги Михайловны появилась, когда она сама столкнулась с такими проблемами, приехав в Италию шесть лет назад:

- Я всю жизнь работала, копила деньги и складывала на книжку, а с развалом Союза все мои сбережения пропали. Вот я и решила ехать, чтоб пока есть силы, хоть как-то обеспечить старость себе и помочь детям: у меня сын и дочь, оба взрослые, работают, но своего жилья нет и на их зарплату не купишь… Мы все тут такие – большую часть денег домой отправляем, потому что почти все тут не ради себя, а ради детей и внуков. Вы думаете, у нас души из камня – бросить там все и уехать? Нет! Если б вы знали, как внутри болит! Только тут я поняла слово «ностальгия» и понять нас могут те, кто рядом, а те, кто не пережил это – пусть молчат.

Сюда я попадала по-черному, - продолжает Ольга Михайловна - дала на лапу, мне сделали визу в Польшу, вроде как туристке. И мне очень повезло, что меня не высадили, как многих наших женщин, на границе, и не заставили ночью ползти ползком несколько километров к бусу. Ведь многие нелегально попадали сюда именно так.

Оказавшись в Риме без знания языка, почти без денег, Ольга Михайловна несколько дней ходила по парку, выискивая соотечественников и прося у них помощи в поисках работы. Так ее и свели с ее первыми работодателями.

- Знаете, где была моя первая работа? В горах! 9 детей и взрослые – всего 14 человек, которых я должна была обслужить вместе с еще одной украинкой. От нас требовался полный присмотр за детьми: разбудить, следить, чтоб все чистые, накормленные, да еще и занять. Но меж забот о детях мы должны были выполнять всю работу по дому: от готовки до уборки. Хорошо, что моя партнерша уже знала язык. Она мне очень помогала, я первое время у нее как в подмастерьях была, бегала, подносила, потому что не знала привычек семьи и тонкостей работы. А к ночи мы с ней уже обе на кровати падали, не чувствуя тел – так тяжело было. Итальянские дети сами по себе очень балованные, темпераментные, много кричат и дерутся между собой. А ко мне относились только как к прислуге. Помню, я вещи постирала, сложила, а тут брат и сестра ссорятся между собой, брат взял вещи сестры и, чтоб ей досадить, в окно их выбросил. А перестирывать кому? Мне!

Родители у них – евреи, очень богатые, бизнес у них с нефтяными скважинами связан. Что меня очень удивило: сеньор и сеньора были двоюродными братом и сестрой! И дети у них некоторые были душевнобольными – видимо, от смешения крови. А поженились они из-за того, чтоб не делить семейный бизнес и другое достояние. Но относились они к нам нормально, не то, что ко многим здесь. Уйти пришлось, потому что меня брали лишь на три месяца, на замену украинке, которая уехала в отпуск. И после той «школы» в горах - в Риме мне уже все нипочем было.

Полную версию материала можно прочесть в двенадцатом номере журнала «Вести.Репортер». Свежий номер в продаже с пятницы, 15 ноября.