Известные политологи – Вадим Карасев и Михаил Погребинский – ответили на три вопроса "Вестей" о будущем Украины в ее проблемное время. Они единодушны в том, что оппозиция и власть договорится, а в остальном их мнения расходятся.

Придут ли стороны к соглашению?

Вадим Карасев

Пока нет. Компромисс предполагает отмену законов 16 января. Решить сразу это не получится. Если бы Янукович был готов решить этот вопрос, он сразу бы сказал: «Да, мы отменим». Сила нынешней власти держится на имидже силы. Если Янукович будет демонстрировать слабость, многие начнут колебаться, сомневаться. Ему нужно не соскакивать с этой темы, а отползать. Ведь это непросто — внести изменения в подписанные и опубликованные законы. Вопрос будут затягивать как можно дольше, для того чтобы сбить градус.

Уступка любой стороны влечет за собой поражение. Если он скажет: «Я отменяю эти законы», что скажут ему сторонники твердой линии власти? Что они подумают? Что он не контролирует ситуацию, что он мягкотелый. Даже этот вопрос решить сложно. А что говорить о других вопросах? Стоит по одному пойти на компромисс, как все остальные посыплются, как домино. Отдаст Захарченко — и тут же лишится своей защиты. Генералы и простые солдаты дрогнут. Почему его поддерживают силовики? Потому что он демонстрирует твердость и силу.

Михаил Погребинский

Нет. Пока очертаний компромисса я не вижу. Теоретически его нельзя исключить, потому что назревает очень опасное развитие событий. Да, президент сказал, что можно рассматривать вопрос с этими законами. Но на что готова оппозиция? Готова ли она содействовать власти в ограничении активности радикалов, чтобы остановить этот беспредел. Если нет, то о чем вообще разговаривать? Тем более что уже есть заявление Госдепа, где они прямо осуждают радикализм «Правого сектора». Надо сделать выводы и двигаться как-то дальше.

Попытаются ли разогнать Майдан?

Вадим Карасев

Нет. Зачистить Майдан сейчас невозможно. Они зачищали небольшую группу людей на Грушевского и с какими потерями вышли, на какую реакцию в мире нарвались. А если 10 тысяч, а если больше? В осаде держать тоже долго не удастся, нет такого количества милиции. И милиция не сможет убрать Майдан, и митингующие штурмовать бастионы власти не смогут. Значит — все опять возвращаются на исходные позиции. Это как во время войны — взяли высоту, не удалось удержать, отходят обратно и зализывают раны. И у Майдана то же самое — ротация кадров. Это уже тоже сила. Структуры начинают отвердевать на Майдане. Милиция стоит по присяге. А Майдан — за идею. Две силы. Кто первый дрогнет — вопрос.

Михаил Погребинский

Да, если будет нарастать радикализм оппозиции. Нет - в любом другом случае. У власти нет своих планов, она реагирует на вызов, который ей предлагает оппозиция. Если оппозиция усилит радикальные действия, а может, и вообще возьмется за оружие, тогда власть вынуждена будет жестко отвечать. А если нет — то нет. Майдан может стоять долго, но до тех пор, пока не объединится с радикалами. Но сейчас важно остановить действия радикалов. А дальше можно обсуждать варианты уступок.

Удастся ли Майдану ввести параллельные органы власти?

Вадим Карасев

Да. Но при условии, если за оппозицией пойдет часть парламентского большинства и будет сформировано большинство Верховной Рады. Это будет сигнал для элиты. В 2004 году Ющенко выиграл не потому, что его поддержал Майдан, а потому что на его стороне уже были части милиции, СБУ, госаппарата и местной власти. И получается: чтобы создать Народную Раду, надо сначала пойти в Верховную Раду и искать попутчиков. Опыт показывает, что нужно договариваться. Всем нужны гарантии. Но сейчас радикалы, как во власти, так и в оппозиции, набирают силу. И представителям элиты не так уж и просто перейти на сторону оппозиции.

Михаил Погребинский

Нет. Муниципальная милиция — прямое нарушение украинского законодательства. Никто не имеет права на создание военизированных объединений. Это уголовная ответственность. Народная Рада — это замечательно, но непонятно, как она будет действовать. Все это будет просто профанацией и декорацией.