Анне-Марии, дочери самой пожилой мамы Украины, 68-летней Валентины Подвербной, 22 февраля исполнится 3 года. Накануне «Вести» съездили в Чернигов.

Возле дома Подвербной в спальном районе Масаны встречаем ее соседей: «Да, у нас ее все знают! Убила бы того доктора, который помог ей родить (эту фразу мы в Чернигове услышали трижды. — Авт.). Девочка ее ходит в одном розовом комбинезончике во все времена года, кроме лета. Он такой грязный — смотреть страшно. Пару месяцев назад она мне сказала, что дочка в магазине облилась подсолнечным маслом, вчера встречаю, а она до сих пор его не постирала. Когда выходит из дома и видит, что мы сидим на лавочке, распахивает полы пальто и закрывает ими ребенка — боится, что сглазят», — сокрушается соседка Валентины Григорьевны с восьмого этажа.

Женщина просит не называть ее имени: «А то она мне потом сделает за разговор! Недавно какая-то девушка ей сказала, что у Ани комбинезончик грязный, так Валя на нее набросилась с кулаками, они прямо на тротуаре дрались, пока их не разняли», — говорит соседка.

Мама и дочь. Фото: А. Бойко

Другая жительница подъезда подхватывает: «Что будет с девочкой, непонятно! Она подвижная, любознательная, пытается на площадке общаться с другими детьми, но Валя ей не дает: тянет ее за руку обратно в коляску. А Аня и сама не умеет общаться, может подойти и ударить другого ребенка. Но как она научится общаться, если все время сидит с мамой?» Женщины рассказывают, что Валентина Григорьевна каждый день выходит гулять с дочерью: «Иногда ездит с ней куда-то на троллейбусе, а иногда ходит в магазин и по полчаса ругается с кассиршей — считает, что ей в чек что-то дописали. Покупки всегда делает очень скромные: яйца, хлеб, молоко, максимум еще пять яблок», — вспоминает молодая мама Людмила.

Анна-Мария с интересом поглядывает на прохожих из коляски. Фото: А. Бойко

МАЛО ПОДАЮТ

Подвербная получает пособие на ребенка, у нее есть субсидия, но денег все равно не хватает, и она вместе с дочерью просит милостыню на улицах: «У моей дочери в центре просила 5 грн на хлеб», — говорит одна из соседок. А Валентине Пономаренко, врачу из детской поликлиники, не раз жаловалась, что люди жадные и мало дают.

Зная, что Валентина Григорьевна не пускает в дом не только журналистов, но даже соцработников, решаем ждать ее у подъезда. К половине третьего дня она выходит и решительной походкой направляется к остановке. Ее вид удручает: заляпанная грязью розовая коляска, в ней — замотанная в одеяло до ушей девочка, а на ручке коляски болтается китайская клетчатая сумка. Сама Подвербная одета в замусоленное зеленое пальто с опушкой, на голове — пятнистая шапка с козырьком, из-под которой выглядывают рыжие волосы. Над всей этой картиной витает неуловимый дух то ли сумасшествия, то ли отчаяния.

Фото: А. Бойко

Садятся в троллейбус. Фото: А. Бойко

Когда мама с дочерью заходит в троллейбус, пассажиры переглядываются и отводят взгляд, а грозная женщина-кондуктор даже не просит Валентину Григорьевну убрать загородившую проход коляску, поэтому часть пассажиров едет зайцем. Во время поездки девочка начинает петь, а ее мать пытается завести разговор с людьми: «Какой сегодня день недели? А число?» — спрашивает она. Уже на улице она обращается с вопросами к прохожим: «Как пройти к музучилищу?» и к ВВ-шникам, охраняющим местные баррикады: «Который час?» Минут на 15 она отпускает дочку погулять из коляски, и тогда Анна-Мария весело бегает вприпрыжку, но счастье быстро заканчивается: Валентина Григорьевна долго укутывает ее в одеяло, наглухо застегивает накидку коляски и, часто останавливаясь, медленно двигается дальше.

Валентина повсюду возит за собой коляску — даже в банк. Фото: А. Бойко

Когда мы подходим к ней поговорить, она тут же поднимает верх коляски: «Как я буду отмечать день рождения дочери? Да никак! Оставьте нас в покое, нам ничего, кроме этого, не нужно», — кричит она на всю улицу, чередуя слова с матом, и бежит жаловаться все тем же ВВ-шникам.

Фото: А. Бойко

Она — хорошая мать,

просто необычная

В детской поликлинике, за которой закреплена Подвербная, говорят, что женщина написала отказ от медпомощи: «В последний раз мы видели ее, когда Анне-Марии было 6 месяцев. Никаких прививок у девочки нет. Правда, мы знаем, что за эти 3 года она несколько раз обращалась в облбольницу, когда ребенок болел, но там не было ничего серьезного — девочка ей попалась крепенькая», — рассказывает нам заведующая отделением педиатрии Валентина Пономаренко.

Молодая немолодая мама. Фото: ecity.cn.ua

Она говорит, что Подвербная звонит ей раз в несколько месяцев: «Рассказывает, что девочка умненькая, хорошо развивается. Я ей предлагала к нам прийти, пусть даже когда никого не будет в поликлинике. Сделали бы прививки, записали девочку в садик, но она не хочет. Правда, говорит, что в школу ее отдаст. Вы поймите, она не плохая мать, она очень любит дочку, просто ее любовь принимает вот такие формы», — говорит Валентина Николаевна.