Получит ли Украина кредит МВФ? В первые дни после Февральской революции этот вопрос казался нелепым и в Киеве, и на Западе. Новоизбранный премьер Арсений Яценюк заявил, что все требования Международного валютного фонда будут выполнены, а в США и Евросоюзе единодушно пообещали глобальный пакет экономической помощи, исчисляемый 20 млрд евро. Однако в течение последних недель на этом пути обнаружились серьезные трудности. Политическая решимость Запада выделить нам деньги есть, но вот с экономической точки зрения есть проблемы.

ГАЗОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Требования МВФ к новой власти официально не опубликованы, но тайной за семью печатями они не являются. Они примерно те же, что и выдвигались к правительству Януковича — Азарова. Первым номером в них является повышение цены на газ для населения, бюджетных предприятий и предприятий ЖКХ. Исходя из нынешнего курса доллара, население платит за газ $75–120 за 1 тысячу кубов, ЖКХ — $260. При том, что с 1 апреля прежней скидки на российский газ (полученной по договоренностям Путина и Януковича) уже не будет, и Украина заплатит за топливо около $380. Соответственно, тарифы нужно поднять до уровня самоокупаемости.

По теме Украинцам пообещали плавное повышение цен на газ

Учитывая возможные колоссальные потери в рейтингах накануне выборов, делать это правительству не очень хочется. Есть желание уговорить Фонд на смягчение условий. Министр экономики Павел Шеремета, например, пообещал «плавный переход» к рыночным ценам на газ и коммуналку. Впрочем, эта плавность, по данным «Вестей», как раз и насторожила МВФ. Правда, вчера заместитель Шеремета Виталий Лисовенко сказал, что повышение все же будет совсем скоро, и мы его увидим в платежках за апрель. Но окончательного решения по этому поводу в правительстве еще нет.

БЮДЖЕТНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Есть проблема и с выполнением второго требования МВФ — сокращение расходов бюджета до уровня, который Фонд считает реальным. Правительство ранее анонсировало необходимость сократить расходы на 60–80 млрд гривен. Даже называлось немало весьма непопулярных мер (например, сокращение надбавок силовикам и пенсий работающим пенсионерам, сокращение числа бюджетников и госслужащих), но никаких официальных решений по ним не вынесено, а по многим позициям информация была опровергнута.

Решение есть относительно популярных мер типа сокращения парка автомобилей министерств и зарплат министров, но экономия от этого получается копеечная. Предлагалось и сокращение дотаций угольной отрасли. Но если даже не вспоминать о политическом аспекте (настроения на Донбассе), в условиях грядущего подорожания газа подорожание еще и угля (которым в последние три года частично замещали газ) потребует все тех же дотаций из бюджета, но уже на субсидии по коммунальным платежам. «Если будет рост цен на коммунальные услуги и сохранится нынешняя система субсидий, сумму расходов по этой статье придется увеличивать», — говорит заместитель председателя парламентского комитета по социальной политике, нардеп-ударовец Павел Розенко.

В целом, основная проблема все та же — нежелание идти на непопулярные меры в условиях политического кризиса, а также понимание того, что непопулярные изменения в бюджет вряд ли пройдут через парламент (зато само правительство окажется перед угрозой отставки).

ДОХОДНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Третья проблема — наполнение доходной части бюджета. Как неофициально сообщил нам источник в бюджетном комитете Верховной Рады, в течение последних недель уровень платежей в бюджет идет на уровне 50–60% от плана. Что увеличивает на десятки миллиардов и без того немалую дыру в бюджете. Помимо проблем «междуцарствия», ситуация усугубилась еще и решением правительства о ликвидации Министерства доходов и сборов и разделением его на таможню и налоговую (которым, кстати, только вчера были назначены руководители). Политика руководства этих ведомств относительно наполнения бюджета пока никому не известна (можно предположить, что появится она только после того, как новые люди освоятся на своем месте).

ПЛЮС ПОЛИТИКА

Однако и уже смутившие власть цифры — еще не предел. Неопределенность со статусом Крыма порождает иную проблему относительно отмены Харьковских соглашений по газу и флоту. Ведь если Крым станет российским, то это соглашение уже не будет нужно Кремлю и у него отпадет необходимость сохранять стодолларовую скидку на газ, являющуюся частью платы за пребывание Черноморского флота в Крыму. Если это произойдет, Украина уже в апреле будет покупать газ по $480, а это несет за собой очередное увеличение дефицита «Нафтогаза».

Кроме того, на официальном уровне и в Украине (устами секретаря украинского СНБО Андрея Парубия), и даже в США (устами главы ЦРУ) озвучивают опасения, что Россия может предпринять и вторжение на материковую часть страны. С одной стороны, это побуждает Запад оказать Украине всемерную помощь, с другой стороны, вызывает понятные опасения за стабильность государства, которому даются деньги. На этом как раз и пытаются сыграть украинские власти, убеждая США и ЕС дать кредиты без каких-либо жестких условий (чтобы не усугублять и без того тяжелую ситуацию). Но пока этот диалог успехом не увенчался.

В принципе, Запад, повторимся, не отказывается помогать Украине. Выделение $1 млрд Штатами можно считать вопросом решенным, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу к 19 марта обещает 1 млрд евро от ЕС. Однако, даже по словам Баррозу, это позволит покрыть лишь краткосрочную потребность Украины. Главные ресурсы должны поступить от МВФ. По информации «Вестей», Украина хочет получить $15 млрд под 3% годовых с отсрочкой начала возврата на пять лет. Министр финансов Александр Шлапак заявляет об ожидании первого транша в апреле. Но наш источник в структурах ЕС к такому прогнозу относится осторожно: «Реальный бюджет может быть сформирован только после того как будут решены основные политические проблемы и возникнет ясность в отношениях с Россией».