Украинское руководство продолжает стоять на том, что военную силу для возврата Крыма в состав Украины она использовать не будет. Более того, первый вице-премьер Виталий Ярема заявил, что Украина обратилась за военно-технической помощью к США, но ответа пока никакого не получила (о том же сообщают и западные СМИ).

В таких условиях на первый план выходят дипломатические усилия. И, судя по утечкам в прессе, в последнее время они активизировались. Во-первых, в прессе появился план «украинского урегулирования», который на встрече в пятницу глава МИД России Сергей Лавров передал госсекретарю США Джону Керри. Предложения России включает пять пунктов:

  • изъятие всего нелегального оружия и освобождение всех захваченных зданий и улиц в Украине (украинские власти, кстати, уже призвали все военизированные формирования сдать оружие и самораспуститься);
  • конституционное собрание на основе равного представительства всех регионов для создания новой Конституции, по которой Украина станет нейтральной федерацией, а русский язык получит статус государственного. Проект выносится на референдум;
  • выборы всех федеральных и региональных властей после принятия новой Конституции;
  • признание результатов крымского референдума 16 марта;
  • гарантия нейтралитета Украины со стороны России, ЕС и США.

Ни Запад, ни Украина на эти предложения пока не отреагировали. Но в газете «Зеркало недели» появилась любопытная информация о том, что в «Батькивщине» созрел план собственного компромисса с Кремлем, который базируется на соглашении Виктора Януковича с оппозицией 21 февраля, но без возвращения к власти самого Януковича: коалиция с Партией регионов, новая Конституция с полновластным парламентом и минимальными правами президента. При этом сама Рада не переизбирается.

Следите за новостями Референдум в Крыму. Хроника событий 

Официально в «Батькивщине» эту информацию опровергли, при этом не отрицая, что такая точка зрения в главной провластной фракции присутствует. А потому тема нахождения какого-то компромисса на разных уровнях в ближайшие дни наверняка будет актуальной.

Всвязи с этим "Вести" задали представителям всех фракций Верховной Рады три вопроса:

  • Каково ваше мнение относительно предложений Кремя Вашингтону?
  • Какими, по вашему мнению, должны быть предложения Киева Москве?
  • Спасет ли ситуацию пере­форматирование власти?

Андрей Павловский, «Батькивщина»

Меня удивляет, что Россия нам указывает, как находить компромисс. Это наше внутреннее дело, потому ни одно из их условий не приемлемо. Мы сами решим.

Украина ничего не сделала такого, чтобы уступать. У нас нет никаких притеснений по национальному или какому-то другому признаку. Мы можем говорить с Россией о каком-то статусе Украины, который ее не пугал бы, но не обсуждать внутренние вопросы. И предварительным условием переговоров должен быть вывод войск из Крыма, превышающих договоренную численность.

Я не вижу, как менять власть. Изначально мы предусматривали, что Партия регионов во главе с Тигипко войдет в коалицию, но они в последний момент решили уйти в оппозицию. К тому же по факту в коалиции — 80 депутатов, пришедших в Раду как регионалы. Так что нельзя говорить, что во власти юго-восток не представлен.

Олег Царев, Партия регионов

Я встречался со многими руководителями России и сам участвовал в наработке предложений, которые устроили бы и Россию, и Украину. Поэтому считаю почти все эти предложения абсолютно нормальными, которые нужно принимать — и быстро. В свое время Янукович постоянно опаздывал с принятием решений по Майдану: когда он готов был делать уступки, предложенные раньше, требования Майдана уже становились более жесткими. Нынешняя власть совершает ту же ошибку: условия России, требования Крыма и юго-востока две недели назад были намного мягче. Но они не хотели и не хотят их принимать. А чем дальше, тем требования будут жестче, и переговоры будет сложнее вести. Но сейчас еще можно, согласившись на остальные условия, решить вопрос по Крыму. В крайнем случае, если не в составе федерации, то конфедерации.

Вопросы русского языка и расширения полномочий регионов нужно решать вне зависимости от крымской ситуации, чтобы спасти страну.

Некоторые нынешние министры до сих пор не сложили мандаты в Раде, потому что чувствуют себя временным правительством, не способным справиться с ситуацией. Сейчас, чтобы спасти страну, необходима коалиция, представляющая обе части страны, причем один из двух высших постов — спикера (он же и. о. президента) и премьера — должен получить представитель Партии регионов, а второй — представитель «Батькивщины».

Игорь Мирошниченко, «Свобода»

Это условия террористов, которые оккупировали нашу территорию, а теперь пытаются торговаться. Эти требования Штаты не воспримут, потому что переговоры с террористами не ведут.

К сожалению, от предыдущей власти мы получили слабую армию, да и о жизнях крымчан необходимо заботиться, поэтому нужно пытаться договориться с Россией. Но капитуляция с превращением Украины в сателлит России или в недогосударство без национального содержания рассматриваться не могут.

Нам не может нравиться, как ведут себя силовые структуры, когда на востоке убивают украинцев. Но, не оправдывая действия Авакова, все же учтем, что милиция дезориентирована и часто укомплектована антигосударственными элементами. Возможно, тут нужны будут коррективы, но пока стоит дать ему время. В отношении коалиции: ее формат оптимален, поскольку ПР и КПУ — это пятая колонна Москвы, которую, по нашему мнению, надо запретить, а не вводить в коалицию.

Анатолий Кинах, «Экономическое развитие»

Все вопросы могут быть базой для переговоров при одном условии — территориальной целостности Украины.

Первое условие — вывод российских войск из Крыма, кроме тех, которые предусмотрены договором о Черноморском флоте, и непризнание результатов крымского референдума. После этого могут быть рассмотрены вопросы расширения автономии, статуса русского языка и гарантий прав человека. Все эти вопросы решаемы.

Нерешенных проблем очень много. Есть много вопросов и по формированию кадрового состава власти. Безусловно, во власти нужны будут корректировки.

Оксана Калетник, КПУ

Многие предложения здравы, хотя, на мой взгляд, федерализация, предложенная извне, будет восприниматься негативно. Что касается крымского референдума... Наша фракция всегда говорила о том, что все ключевые вопросы должны приниматься на плебесцитах. И, возможно, я скажу непопулярную вещь, но я не вижу причины, по которой нельзя признать референдум, назначенный законным парламентом, на котором люди проголосовали. Этот вопрос нужно решать непосредственно с Крымом, чтобы найти компромисс. И, в любом случае, решать мирно. Никакая земля не стоит человеческих жизней. Плохой мир лучше хорошей войны.

Прежде всего, нужно закрепить нейтральный статус Украины. Надо посмотреть на ситуацию по-взрослому, чтобы понять: движение Украины в сторону Запада всегда будет угрозой для России, на которую она будет реагировать. А внеблоковый статус установит равновесие между мировыми державами. Второе: широкие полномочия — Крыму. Третье: немедленное предоставление русскому языку статуса второго государственного. Власти нужно забыть синдром победителя и стать властью для всего народа. Четвертое: договор об ассоциации с ЕС нужно пересмотреть. Все, что раньше согласовывалось, — это вчерашний день. Последнее: обязательная люстрация. Я не боюсь, если попаду под нее.

В целом эта команда пришла во власть неподготовленной. Но она разная. Там есть новые люди, которые стараются исправить ситуацию, как Павел Шеремета. Другие назначения удивляют. Но при этом я не вижу, чтобы замена одной партии в коалиции на другую что-то системно изменила.