В Украине Пискуна не было около года. «Трижды генеральный» - как он сам себя в шутку называет – стал изгоем в собственной фракции еще в марте 2010-го. Тогда он оказался единственным регионалом, отказавшимся жать кнопку «за» отставку Кабмина Тимошенко. Боялся порвать отношения с «Батькивщиной» или просто подстраховывался?

- В зале был, но не голосовал. И во фракции сказали: «Пискун чужой, Пискуна вон. Больше в парламент его не возьмем». Я в ответ – ну и не надо, - размолвку описал туманно.

На родину Пискун вернулся вместе с супругой, перед минувшими выходными. И, похоже, находится «на низком политическом старте»: уже заявил о своем желании помочь новой власти, возглавив прокуратуру Крыма. Об этом и не только «Вести» общались со Святославом Пискуном.

- Слышал – Пшонку задержали в Италии? – с порога огорошил политик, показывая новость на экране смартфона. – Хотя, стой… Ссылаются на сайт «Цезарь.НЕТ». Такого не существует. Новость – фальшивка, а жаль.

По теме Мельника и Пискуна увидели вместе в калифорнийском пабе 

- Имеете настроение позлорадствовать?

- И полное право. Пшонка же обещал меня поймать и посадить. И обратите внимание: если со мной по-хорошему, и у них (власти – прим. Авт.) все хорошо. Кучма со мной работал, и все у него было в порядке. Уволил меня – и через полтора года его не стало. Ющенко уволил - не стало и его. То же с Януковичем: я вышел из фракции, и вот через полтора года...

- Расскажите, где и как провели год.

- На Западе особо не посидишь на одном месте: нужно двигаться, иначе могут лишить визы. Я был в Америке, Европе. Литва, Латвия, Франция, Чехия… Занимался чернобыльскими делами. Знаете, здесь, в Украине, мы опасности и последствий катастрофы на ЧАЭС не замечаем, глаз замылился. А европейцам сбоку виднее. Они проводят серьезные исследования, и установили, что умирают сотни, тысячи людей от рака. Били в набат еще до киевских и крымских событий, когда здесь было «кладбищенское» спокойствие.

- У вас есть конкретные договоренности?

- Регистрируем на базе Всемирного конгресса юристов фонд помощи Чернобылю. Наполним его деньгами через юридические институции конгресса. Я договорился с серьезными людьми в США. Очень серьезными: фамилии называть неприлично, но уровень самый высокий: мою идею поддержали 11 конгрессменов.

- Почему решили заняться Чернобылем?

- Тема мне близка, поскольку мой отец родом из Чернобыльского района (из села Дытятки, где находится КПП на въезде в запретную зону – прим. Авт.) Так получилось, что мой дед лежит с одной стороны колючей проволоки, а тетя и ее сестра – по другую. Когда приезжаю на проводы, даже цветы им положить не могу – запретная зона.

- Интересно, на какие деньги вы, бывший чиновник, нардеп с зарплатой в пятнадцать тысяч, существовали на Западе?

- Двенадцать с половиной тысяч, если точнее. Я – «иждивенец», у меня жена бизнесмен. Зарабатывает неплохо, и если меня не бросит, буду жить, где угодно! А разведется – буду требовать компенсации за совместно проведенные 30 лет жизни! (смеется – Авт.)

- Есть ли против вас сейчас уголовные дела?

- Нет. Ни единого.

- Они были закрыты или их и не существовало?

- Дело планировали открыть, как только харьковский суд вынес бы приговор Юлии Тимошенко по делу ЕЭСУ. Мне об этом рассказали друзья в ГПУ, следователи. Была жесткая команда: Пискуна – сразу же в Киев, и давить на него, чтобы рассказал, как за взятку закрыл дело против Тимошенко.

- От кого поступало указание?

- Я не сплетник. Мне сказали: Святослав Михайлович, уезжайте. У нас команда вас отслеживать и, как только перестанете быть народным депутатом, - привлекать. Это был октябрь-ноябрь 2012 года, и все тогда думали, что по делу Тимошенко будет приговор.

Они пытались добиться от меня идиотского признания, дескать, закрыл дело под давлением Ющенко и денег. Что является абсолютной неправдой. Ющенко не особо-то и настаивал на прекращении этого дела.

- Что и как он говорил?

- «Нужно посмотреть по Юлии Владимировне, может быть, она станет премьером, будет нехорошо, уголовное дело…» Но я уже к тому времени и сам созрел, чтобы закрывать дело. Ведь оно возбуждено было 9 лет назад, и неправильно. Без каких-либо ее подписей, без документов, ревизии. Не допросили даже турка Аксоя, который распоряжался счетами. Как можно предъявлять обвинения? Бред.

- С кем из новой власти контактируете?

- Всех знаю, естественно, но особых связей нет. Сохранились личные отношения. В Партии регионов я не состою, был в парламентской фракции. Хотел стать народным депутатом, попробовать себя на политической ниве, попросил знакомого и меня внесли в список.

- А если бы предложили пойти в Батькивщину?

- …пошел бы в Батькивщину. Мне было все равно. Я действительно хотел быть народным депутатом, и пошел к тому, кто первым позвал.

- Ваше предложение стать прокурором Крыма остается в силе?

- Пусть меня назначат – я поеду! Я это сказал, еще когда Перекоп не был заминирован. Возьму команду «своих» прокуроров – 50-100 человек и тут же выеду. Соберу коллегию, расставлю прокуроров районов, буду пытаться удержать украинскую власть.

- И чья власть сегодня в Крыму, по-вашему?

- Украинская.

- Так уверенно об этом говорите, а ведь там продолжают задерживать активистов, сына Анатолия Гриценко, например.

- Они считают наших автомайдановцев «титушками». Почему? Нужно учитывать интересы всех, кто проживает на территории Украины. И сегодня власть делает ту же ошибку, которую допустили донецкие: везде расставили только «своих». А нужно расставлять профессионалов.

- Вы о себе?

- А хоть бы и о себе? Сколько в нашей стране трижды Генеральных? Я один.

А что касается Крыма, то я, например, не знаю, как сегодня можно провести выборы президента Украины без Крыма.

- Рада решила этот вопрос…

- Как так? Крым что, не Украина? Нужно делать по-другому: ввести там чрезвычайное положение, во время которого выборы не проводятся. Пусть «подопрут» решение юридически.

- Как быть с «зелеными человечками»?

- Они должны открыть лица и показать паспорта. Если они у нас в гостях, пусть сдадут оружие. Мы с оружием не принимаем. Если они – завоеватели, террористы, которые удерживают наших военных в заложниках, - надо ввести международную операцию «Антитеррор».

- Как удержать восточные и южные регионы?

- Мне в Днепропетровске ситуация нравится: пришел Коломойский – человек, который пользуется большим авторитетом. И сказал: ребята, я построил синагогу, заводы и комбинаты, вложил миллионы. Я и моя команда за Украину и неделимое государство, и если кто-то будет мешать – разберемся. Точка. Такой же человек должен появиться в Донецке, Херсоне, Луганске.

- В Донецке – Тарута, человек и олигарх…

- Ну, видно, не хватает у него авторитета.

- Намекаете на Рината Ахметова? У него-то хватает.

- Да, намекаю. Отчего он не согласился, не знаю: может, не захотел влезать в политику. Купировать ситуацию можно только путем привлечения местных, региональных, элит.

- Вам со стороны виднее: почему Запад помогает лишь на словах?

- Европа медленно реагирует. Вот представьте, что у вашего соседа горе. Конечно, вы к нему зайдете, предложите помощь. Посильную, скорее, моральную, чем материальную. Ведь для вас это чужое горе. Месяц назад я смотрел Евроньюз: сюжет об Украине, о смертях на Майдане – 2 минуты. Все. У них такой менталитет: каждый живет своей жизнью.

- Параллель между захватом Крыма и Судетами, которые Германия «отхватила» в 30-е, не проводят?

- Где уж… Отчасти потому, что Россия – очень мощная страна. С ней не хотят разрывать экономические связи, ведь тогда неизвестно еще, кто больше пострадает. И все понимают, что ради шельфа Черного моря Путин будет воевать. Он на все готов: надо будет атомную бомбу кинуть – кинет атомную. Он понял, что теряет Украину, как зону влияния – хочет хотя бы наши нефть и газ.

- Как успокоить Самооборону, десятки радикальных группировок, которые, между прочим, имеют оружие?

- Простой пример: когда пришли сжигать дом Сергея Кивалова – моего соседа через 4 дома, - меня в Киеве еще не было. Дома – только няня. Она выскочила на улицу, смотрит – стоят 50 человек в масках, оружие, гранаты. Взломали дом Кивалова: апологет Партии регионов, радикальный партиец. А потом их старший говорит – пошли к Пискуну, он следующий в списке! Няня ему: а Пискун-то тут причем? Он не регионал! А в ответ слышит: «А он, сволочь, Юльку спас!». Вот как.

- Но дом не разгромили?

- Окна побили. Но мои друзья на Майдан позвонили, и приехала восьмая сотня – афганцы, «оборотни» в масках тут же убежали. Теперь мой дом охраняет восьмая сотня с Майдана.

- Как выпустить пар, успокоить общество?

- Верховная Рада обязана немедленно принять закон о сдаче огнестрельного оружия.

- Подобные месячники проводились, сколько я себя помню...

- Человек должен знать, что ему ничего не грозит. А то заходит, а ему говорят – на твоем пистолете что-то «висит», давай мы тебя арестуем.

- Прокомментируйте кадровые назначения в силовых органах. По фамилиям: Парубий, Махницкий.

- Начнем с Парубия. У него есть определенная ниша: он нардеп, силовой руководитель Майдана. И по характеру воинственный, помните, дымовые шашки в Раде бросал. А у органа, который он возглавляет, задачи более широкие. Это не только оборонное ведомство: у него и правоохранительные задачи, и экономические, и идеологические. Парубию нужно мыслить шире. Что до Генпрокурора Махницкого, - ему работать будет сложнее, чем когда руководил я или кто-либо из Генеральных прокуроров. В стране абсолютная нестабильность как извне, так и внутри. Сегодня он сконцентрирован на уголовных делах, ловит Януковича и Пшонку. Но ловить-то милиция должна. А ГПУ – надзор осуществлять за законностью в стране. Реагировать на невыплату зарплат, ограбление банка «Воинами Нарнии», отсутствие средств в Пенсионном фонде, разворовыванием золотовалютного запаса страны, и самое главное, немедленного ареста незаконно открытых счетов за границей и возврат этих денег в Украину.

- Дома у Пшонки были когда-нибудь?

- А зачем мне ходить к нему домой, когда он приглашал меня на допросы в кабинет.

- А фотографии видели? Что думаете?

- Нужно в больницу сходить, провериться. Видно, что есть проблема – самовозвышения. Хотя, знаете, люди разные бывают. Пшонке было с кого брать пример. Он и не мог быть другим при его-то патроне. Он просто не был бы Пшонкой.

- Почему на самом деле арестовали Фирташа?

- Это американские дела. Фирташ был очень активным на рынках денег, продуктов, химии. И американцы где-то «подцепили». При таких деньгах тяжело держаться в рамках закона. Почувствовав безнаказанность в Украине, он расслабился и попался.

- Деньги, спрятанные на загрансчетах олигархов, найти можно?

- Легко и просто. Я делал это тысячи раз, хотя бы по делу Лазаренко. Много ездил, но нашел-таки финансы, арестовал их. Часть денег вернулась, а остальные – нет, так как государство недостаточно активно занималось их возвратом. Нужно уметь контактировать с FATF (служба по финмониторингу и борьбе с отмыванием средств), Greco (организация по борьбе с коррупцией) и другими специализированными институциями Европы и Америки. Была бы воля. Это не такие большие суммы для ЕС и США, они их отдадут.

- А сколько этих денег?

- Думаю, около 100 миллиардов. И я знаю, как их вернуть. Если понадобятся в этом мои знания и опыт, я готов ими поделиться. Но сейчас главное решить вопрос с Крымом и не дать раскачать восточные области Украины в сторону сепаратизма. Это самое главное. А потом все остальное.