Сергей Никитич Хрущев, сын генсека компартии СССР, в эфире программы "Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым" на Радио Вести рассказал про передачу Крыма Украине, а также почему в России обеляют Сталина и чем Путин сильнее Обамы.

Беседу с Сергеем Хрущевым, который вышел на прямую связь со студией из США, провел шеф-редактор нашей радиостанции. Предлагаем вниманию читателей стенографическую расшифровку интервью.

Сакен Аймурзаев: Добрый вечер, или у вас добрый день, Сергей Никитич, здравствуйте!

Сергей Никитич Хрущев: У нас добрый день, у вас – добрый вечер, очень рад вас слышать!

- Хотя не всем он добрый, я вам так честно скажу. Тут тревожно в Киеве сегодня.

- Я вас понимаю, у вас там на Майдане, наверное, дым еще стоит.

- Ну, на Майдане сейчас дыма нет, сейчас основной дым в Крыму. Вот новости вечера: один был убит украинский военный, двое ранены. Непонятно как, непонятно что, разрешили использовать оружие, вот такая ситуация у нас сейчас здесь в Украине.

- Да, это неприятно.

- Сегодня вашего отца вспомнил президент России Владимир Путин в своем обращении к Федеральному собранию. Сказал,что инициатором присоединения Крымской области к Украине был лично глава компартии Советского союза Хрущев. Что им двигало? Стремление заручиться поддержкой украинской номенклатуры, или загладить вину за организацию массовых репрессий на Украине в 30-тые, - пусть с этим разбираются историки.

Я, знаете, хочу провокационно вас спросить: а вы не хотите защищать честь и достоинство отца после таких слов российского лидера?

- Я защищаю отца все время. Понимаете, Путин так же невежественен, как и все остальные в России и где-то в Украине, потому что Хрущев, во-первых, не был связан с репрессиями на Украине в 37-ом году. Он был в Москве, а репрессиями занимались другие люди. Ничего он не заглаживал ни с кем, а было сделано все довольно просто.

После войны начали строить каскад гидроэлектростанций на Днепре в пятилетке 1950-55гг. Было запланировано строительство Каховской ГЭС, а после выполнения – строительство канала Южноукраинского в Донбассе и Северо-Крымского в Крыму. Когда готовилась следующая пятилетка 1955-60 гг. С каналом в Донбассе все ясно, он идет по территории Украины, а вот с крымским неувязка, он начинается в Украине, а кончается в России и бюрократия тут будет мешать строить, будут сложности, мы предлагаем, тогда это было просто, передать Крым под юрисдикцию Украины.

Одновременно с Крымом было еще 4 или 5 таких передач из одной юрисдикции в другую

Хрущев, когда рассматривал эти планы, сказал, я согласен с вами, давайте оформим, и вот, кстати, у нас подходит юбилей – 300 лет вхождения Украины в Россию, и приурочим это событие к празднику. Так что никакого не было заглаживания. Даже я слышал такую историю, что якобы он решил сделать подарок моей маме, которая была щирой украинкой, которая родилась на самой-самой-самой западной Украине, которая до сих пор еще в Польше, тоже никакого подарка он ей не делал.

Сакен Аймурзаев во время эфира. Фото: "Вести"

- Откуда же это? Смотрите, с одной стороны Путин рассуждал в сегодняшнем обращении как самый отъявленный советский империалист, а с другой стороны, получается, одного из лидеров советского государства представил в форме чуть ли не предателя русских интересов. Помимо невежества, есть ли в этом какой-то идеологический посыл, на ваш взгляд?

- Да, есть идеологический посыл, потому что люди из КГБ, НКВД, МГБ и так далее, которые сейчас пришли к власти, они пытаются себя обелить. И для этого они обеливают Сталина, а Хрущев был антисталинист, считал, что Сталин – кровавый диктатор, и они теперь представляют, что Сталин был такой, так сказать, успешный менеджер, а Хрущев – вот он был самодур, и вообще, наверное, именно он, а не Сталин, виноват во всех этих преступлениях. Сейчас работает целый большой отдел, который сочиняет эти небылицы. Я не знаю, но мне говорили знающие люди оттуда.

- То есть, это исторически новые интерпретации советской истории.

- Очень много интерпретаций придумывается, выдумок. Они выдумали, что мой брат, якобы сдался немцам, был предателем. Потом придумали такую историю, что Сталин сказал, я солдата на маршала не меняю, когда ему Гитлер предложил обменять его сына, который сидел в плену. Он предлагал его обменять, на самом деле, не на маршала Паулюса, а на брата своей бывшей возлюбленной, которая покончила с собой. И он был тоже старший лейтенант, он попал в плен, но вы сами понимаете, если говорят о руководителе, у тебя – сын у меня в плену, а у меня – мой родственник, давай поменяем лейтенанта на лейтенанта. А тот ему говорит: да пошел ты, пускай он там сдохнет у тебя в концлагере. Это вроде выглядит плохо. А так представлено, такой, знаете, государственник, солдата на маршала не меняет. Это ж нужно иметь хороший ум и умение, чтобы такие штучки сочинять. Это не так просто. Я не знаю, сможете вы или нет.

- Сергей Никитич, я хочу о чем вас спросить: вы с отцом общались и скажите, после решения о Крыме в 54-ом году, уже в отставке, он сожалел об этом, вообще были ли у него разговоры об этом? Или он никак эту тему не переживал, не рефлексировал, не размышлял на эту тему?

- Ну это же был один большой Советский Союз, все поменялось только в одном, что букву «и», так сказать, стали писать не по-русски, а как «i», больше ничего не менялось. Таких изменений проходили десятки, кстати. Одновременно с Крымом было еще 4 или 5 таких передач из одной юрисдикции в другую. Я написал об этом, у меня есть новая книга «Реформатор» и там есть глава, я сейчас не помню, по-моему «Крым, Бобруйск…» еще что-то, Бобруйск куда-то передали.

- Беларуси, наверное.

- Я не вспоминал.

- И у меня к вам еще вот какой вопрос: вы помните Карибский кризис 62-го года?

- Конечно помню.

- А вы с отцом тогда близко общались на эти темы? Или он не говорил с вами?

- Ну почему, мы жили вместе. Я ему свои новости рассказывал, что я знал об этом от своих друзей моряков. А он иногда мне отвечал на мои вопросы, иногда – нет.

- Похожа ли ситуация сейчас, если Советский Союз – Россия, Штаты – Штаты. Я хочу получить вашу психологическую картинку. Похож ли конфликт России и Америки на то, что было тогда?

- Абсолютно нет, потому что в то время у власти и в Советском Союзе и в Америке были сильные лидеры. И сильный лидер, он склонен к личным переговорам со своим противником, чтобы понять противника, убедить противника, и где-то, так сказать, договориться.

Обама – он слабый лидер.

Он боится Путина

Сильный лидер идет на компромисс, он не боится, что ему кто-то скажет, а ты что-то не так сделал. Он говорит: я решил. Мы знаем, что Кеннеди, так сказать, один выступил против всего своего окружения, которое предлагало бомбить Кубу и высаживаться. Он сказал: не будем высаживаться. Будем решать дипломатически. И все. Я решил – и все. Обама – он слабый лидер. Он боится Путина, он боится с ним разговаривать. Слабый лидер, боясь этого, перепоручает это своим клевретам, госсекретарю, еще кому-то. Он любит проводить красные линии, говорить: переступишь – будет что-то такое, я тебя ох-хо-хо-хох!..

- А Путин?

- Я сейчас вам скажу. Это мне напоминает такой анекдот, когда заяц бегал по вокзалу и кричал: отдайте чемодан! Отдайте чемодан! Чемодан никто не отдал. Он говорит: отдайте чемодан, а то будет как вчера. Его спрашивают: а что было вчера? – А вчера не отдали.

- (Смеется) Да… А Путин сильный? Просто мне кажется, что Путин сейчас находится в ситуации очень похожей на Кеннеди тогда, когда генералитет, все эти ястребы: "вот, давай Украину возьмем, возьмем…" Русский мир… А, в отличии от Кеннеди, который плевал на них всех и пошел на прямой контакт с вашим отцом, Путин идет на поводу у этих Патрушевых, тех, кто рядом с ним сейчас, кто работает с ним.

- Мне очень трудно сказать, как Путин относится, я думаю, что будущее Украины в руках украинских лидеров.

Если украинские лидеры, которые сейчас пришли к власти, в общем, тоже нелегитимно, так сказать, они наладят контакт и диалог с восточными регионами, которые недовольны, если они будут вкладывать деньги не в призыв каких-то там добровольцев, которые никому не нужны, а в то, чтобы поддержать реальную экономику, чтобы можно было продукцию продавать, чтобы было чем платить пенсии, то ничего не будет. Украина будет единой.

Если же они будут всех подавлять, во всяких случаях, то это нарастает, и безо всяких Патрушевых может взорваться. А Путин здесь, он просто воспользовался ситуацией в Крыму, была ситуация недовольства, и в тот момент, когда была нарушена конституция и страна вышла из конституционного поля, крымчане вдруг сказали: а тогда и мы можем провести референдум. И мы тогда объявим о независимости, это так же легитимно, как и все остальное. Кстати, так же легитимно, как референдум в Украине в декабре 1991 года, на основе которого Украина вышла из Советского Союза, это все повторяется, только на таком более низком уровне.

- Локальном. Спасибо вам, что нашли время для нашего эфира. Спасибо, до свиданья. В эфире Радио Вести был сын Никиты Хрущева – Сергей Никитич Хрущев из Соединенных Штатов.

Справка: Сергей Никитич Хрущев родился 2 июля 1953 года. Советский и российский ученый, публицист. Доктор технических наук, профессор. Участвовал в создании систем приземления космических кораблей, ракеты-носителя «Протон». Герой Социалистического Труда.

Выпустил ряд собственных книг с воспоминаниями об исторических событиях, свидетелем которых он был, и с собственной взвешенной оценкой происходившего: «Пенсионер союзного значения», «Рождение сверхдержавы». В работах придерживается чёткой антисталинской позиции.