Настоящее имя маститого писателя-историка и разведчика Виктора Суворова — Владимир Резун — звучит скромнее и одновременно комичнее в устах британцев. Ну не дается им раскатистое «р»! Бывший сотрудник советской резидентуры Главного разведуправления (ГРУ) в Женеве теперь обитает в Бристоле. Путь на Родину для него был закрыт до недавнего времени: в странах бывшего СССР он заочно приговорен к высшей мере. Но на днях СБУ сняла с него все ограничения на въезд в Украину. «И все равно я — беглец. Морального права вмешиваться во внутренние дела что России, что Украины не имею, — начинает он беседу. — Хотя за событиями, конечно, слежу».

Тут же признается: сам он, русский по матери, с февраля считает себя только украинцем. Потому и испытывает сильное беспокойство.

«Россия растеряла мощь СССР»

Насколько, по-вашему, происходящее является военной операцией?

— Это явное вмешательство. О его эффективности судить сложно. Самая тяжелая работа у разведчика-аналитика. Если предскажешь правильно, никто тебя потом не вспомнит. Зато, если дашь неверный прогноз, скажут: «Ты — дурак». А как делать правильные прогнозы, когда человек, который командует операцией и который сидит в Кремле, непредсказуем.

Давайте встанем на его место

— Давайте! Если он остановится, то станет врагом для всего люмпена, для всей толпы, которой хочется победы. Очень хочется. И тогда появится большое разочарование. С этой точки зрения ему нужно идти вперед. Пойдет ли? Судить не берусь.

СБУ рапортует о лазутчиках из ГРУ, которых пачками задерживают на востоке страны. В романе «Аквариум» вы характеризовали эту спецслужбу как наиболее профессиональную, подготовленную. Почему сейчас они так просто сознаются в своей принадлежности?

— Я писал о подразделениях и частях спецназа, которые существовали в СССР. Но Союза уже нет, а есть Россия, давно подрастерявшая ту мощь, которой она когда-то обладала. Нынешнее ГРУ не идет ни в какое сравнение с той организацией, в которой я служил. Давайте сравним поведение людей на Майдане с теми, которые поднимают российские флаги на востоке Украины. У первых не было альтернативы: под пули так под пули. Вторые идут на работу, им платят деньги. У наемника нет желания умирать по предоплате, и он расколется очень быстро. В этом, кстати, огромное преимущество Украины.

«Власть должна применить силу»

Киев никак не может решиться на какие-то действия. Сможет ли центральная власть выдержать противостояние?

— Я думаю, сможет. Все зависит от морального духа. Я не очень люблю Ленина, но однажды он сказал, что «победа в конечном счете определяется духом тех масс, которые непосредственно на поле брани проливают свою кровь». Видите, наизусть помню то, что когда-то зазубрил! (Смеется. — Авт.). Воевать за свою Родину и за территории — разные вещи. Есть у армии БМП или нет, неважно. Майдан эффективно боролся с бронемашинами с коктейлями Молотова в руках: один, два заряда — и техника пылает! Я сторонник решительных действий по защите Украины.

Но, похоже, население восточных областей готово бороться именно с украинскими броневиками...

— У меня есть друзья в Харькове. Только что созвонился с военным, который готов сражаться. Он мне пожаловался, что его ограничивают, попросту не дают воевать. Таких, как он, много. На востоке Украины социологически ситуация сложная: есть примерно четверть за одно решение вопроса, четверть — за другое. И примерно половина, которая пойдет за сильным. Сейчас она, простите, как цветок в проруби. То в одну сторону, то в другую болтается. В итоге тот, кто будет более решительным, победит. Ведь если власть не употребляет власть, то — каламбур — властью она не является.

Но, применяя силу, можно ведь спровоцировать полномасштабный конфликт!..

— Да, можно. Но и сама по себе ситуация не разрешится. Когда идешь по улице, а навстречу шайка отморозков, хуже всего показать им, что струсил. Чуть-чуть дал слабину, мелькнул страх в глазах — жди неприятностей. Лучше показать смелость, даже если драться не очень и умеешь. Если сказать: «Я здесь умру, но не позволю себя оскорбить» — они отступят. В Крыму вот именно мягкость Киева сыграла двойную роль. Не хотелось трогать мятежников? Крым отошел. Если продолжать в том же духе, Украина будет расколота.

В промышленных областях власть — это еще и олигархи

— Особенно сейчас они играют огромную роль. Люди, которые имеют такие состояния, должны же иметь развитое серое вещество и понимать, что, попади они в Россию, их поломают очень быстро. И есть друзья у кремлевского дяди, которые их собственность быстро приберут к рукам. Ведь они же не рассчитывают на чистую конкуренцию или на («нечистые») преференции. Своим всегда нужнее, и, надеюсь, украинские олигархи это понимают.

«Киев сам деморализовал военных»

Разведка США признала, что информировала Белый дом о наших событиях за пару месяцев до начала. Почему они «забыли» предупредить Киев?

— Не стояла такая задача. Тут вообще Киеву нужно сделать оргвыводы — вопрос к американским разведчикам, ведь у них было либо нежелание, либо неспособность помочь. Самим Штатам нужно признать, что кто-то не справляется, и ставить нового человека.

Намекаете на личный фактор — необходимость смены главы ЦРУ Джона Бреннана?

— Последствия бездействия для разведки США будут колоссальными. Можно сравнить с провалом советской военной разведки, недостаточно убедительно предупреждавшей Сталина о немецком вторжении в 1941-м. Но тут речь не только об упреждении, но и о действиях самого правительства в Киеве. Оно должно было и без всякой разведки прикинуть, что думают в Кремле, поставить себя на их место и просчитать ситуацию. Когда началось вторжение в Крым, уже без всякой разведки было видно, что идут военные действия. Нужно было либо воевать, либо изначально объявить эвакуацию. Делать хоть что-нибудь: прорываться с боем или без него, договариваться. Но Киев молчал. В итоге военные, привыкшие действовать по приказу, деморализованы.

Поможет ли Запад, или нас предпочтут сдать, как Чехословакию в 1968-м?

— Сейчас как раз готовлю книгу о Пражской весне и последующем захвате ЧССР. В отличие от нее, вам Запад поможет. Но только если будете защищать себя сами. У ЕС такая психология: они хоть как-то зашевелились, ввели санкции против РФ только после гибели людей на Майдане. До этого все было несерьезно, а русские бравировали — мол, «нам не больно!» Теперь каждый из их олигархов знает, что, когда он поедет на французский курорт, его повяжут, отдадут американцам. А миллиарды просто отрежут.

Не собираетесь вернуться в Украину? На днях СБУ подтвердило: никаких ограничений на въезд для вас нет

— Для меня возможность вернуться — большая радость. Я с 1978-го не был в Украине. И если здоровье позволит, после выборов приеду. До тех пор было бы неправильно, ведь внутриполитическая ситуация в Украине для меня во многом неясна, не хотелось бы, чтобы кто-то меня использовал.

Автор «ледокола» Сталин мог ударить первым

Владимир Резун (псевдоним — Виктор Суворов) — советский разведчик, перебежчик. Закончил Киевское общевойсковое командное училище, участвовал во вводе войск в Чехословакию, в 1975–78 годах работал в женевской резидентуре ГРУ. Сдался английской разведке. Автор 22 книг о личности Сталина и ГРУ. Многие стали бестселлерами в СНГ. В книге «Ледокол» Резун утверждает, что Сталин в 1941 году первым готовился напасть на Гитлера. Впрочем, многие историки считают эти изыскания фальшивками.

Обзор западных СМИ «Путин заставит народ Украины жить в аду»