В воскресенье правительство Арсения Яценюка отметит сто дней своего существования. Сам премьер, вступая в должность, называл его «Кабмином камикадзе», намекая, что оно обречено быть непопулярным, реализуя программу реформ, которая не будет пользоваться поддержкой населения. Непопулярные меры действительно налицо, но вот можно ли их назвать реформами, которые ведут к модернизации страны, пока вопрос. Тем более в условиях, когда часть страны потеряна, в Донбассе идет настоящая война, люди получают похоронки, экономика лежит, гривна рухнула, цены растут... При таком состоянии государства очень трудно говорить о «достижениях» правительства.

Но мы все же решили быть максимально объективными и попросили оценить 100 дней новой власти представителей правящей коалиции — нардепа от УДАРа Наталью Новак и нардепа от «Батькивщины» Андрея Павловского, а также представителя оппозиции — нардепа от Партии регионов Елену Бондаренко.

Состояние государства

Тут можно сказать только одно — война. Горячая война — в Донбассе и холодная — с Россией (причем первая проистекает из второй). Потерян Крым. Возникли самопровозглашенные Донецкая и Луганская народные республики. Кровавые волнения были и в других регионах. Только в Одессе заживо сожгли более 40 человек во время событий 2 мая. В ходе объявленной властями Антитеррористической операции погибли десятки, а то и сотни людей (точной статистики нет). В том числе и мирных жителей. Жестокость нарастает с обеих сторон. Артиллерия и самолеты украинской армии обстреливают города, боевики ДНР и ЛНР убивают пленных, похищают людей... Конца и краю этому не видно.

Впрочем, есть определенные прорывы по внешней политике, но пока только в одном направлении — западном. Отношения с США и ЕС развиваются по нарастающей: получена политическая поддержка, начинает приходить финансовая. Сможет ли Украина справиться со своими внутренними и внешними проблемами, опираясь лишь на помощь Запада? Принесет ли бескомпромиссная позиция власти по Донбассу («с террористами не разговариваем») конкретный результат в виде военной победы, либо конфликт затянется, и Киев будет вынужден прекратить войну, которая обескровливает страну (также как и Россия прекратила войну в Чечне в 96-м) — покажут уже ближайшие месяцы.

Новак: «Во внешней политике у нынешнего правительства — однозначные достижения. Очень много сделано по взаимодействию с европейскими странами — это и подписание соглашения об ассоциации, и продвижение в вопросе безвизового режима. По России — отдельный вопрос. Могу лишь сказать, что мы, к сожалению, слабы и выглядим слабо. Необходимы более решительные действия по отпору внешней агрессии и восстановлению мира в стране».

Бондаренко: «В Евросоюзе нас видеть не хотят, подписывается только то, что выгодно Евросоюзу. С Россией отношения хуже некуда, она потеряна как политический и экономический партнер. При этом нет переговоров по новым рынкам сбыта для украинских товаров, нет каких-либо совместных проектов, выгодных для страны. Максимум того, что мы имеем, — это разрекламированные выезды Яценюка за границу экономклассом. По внутренней политике достаточно сказать о потере Крыма и о том, что под вопросом сохранение для Украины Донбасса. Всегда, когда такое происходит, вина лежит на собственном правительстве, которое не предотвратило потерю территорий. Оно и сейчас лишь ухудшает ситуацию: вместо того, чтобы изменить внешнюю и внутреннюю политику, вместо ведения переговоров ведется война».

Экономика

В наследство от Януковича новому правительству достались газовая скидка и согласованный кредит от России в $15 млрд. За счет этого сбежавший президент был намерен обеспечить рост экономики и соцстандартов в 2014 году, чтобы переизбраться на второй срок в 2015-м.

После победы Майдана, которую Россия, мягко говоря, не приветствовала, пряники от Москвы должны были закончиться и они закончились. Но правительство оперативно нашло замену — кредит МВФ. Правда, условия оного оказались прогнозируемо непопулярными. Украине предписали жесточайший режим экономии (повышение налогов, заморозка или даже сокращение соцстандартов, повышение коммунальных тарифов, отпуск в свободное плавание курса доллара), который и был реализован, что стало болезненным ударом по и без того больной украинской экономике (при том, что МВФ по мере выдачи новых кредитов будет выставлять новые требования).

Ситуация усугубляется потерей Крыма, войной в Донбассе (который обеспечивает четверть всего экспорта государства), резким спадом инвестиционной активности (мало кто будет вкладывать деньги в государство, где идет война). Ожидается падение ВВП на 5%, хотя эта оценка может оказаться даже оптимистической. Правительство говорит, что трудное время нужно пережить, и уже скоро мы увидим эффект от нынешних непопулярных мер.

Новак: «Был принят ряд правильных решений, которые помогли принять реальный бюджет, получить кредит МВФ и сбалансировать банковскую систему. Ведутся переговоры по газу, и занятая жесткая позиция может дать свой эффект. Так что в целом движение идет в правильном направлении, но очень медленно. И пока все экономические проблемы решаются за счет людей, в то время как налоговые ямы и увод денег в офшоры до сих пор процветают».

Бондаренко: «Единственное достижение в экономике — это то, что министр экономики Шеремета ездит в метро, не понимая, что час его работы стоит миллионы, и было бы выгоднее все-таки ездить на работу на машине среднего класса. А все остальное — повышение курса доллара на 46%, подорожание бензина, газа и электроэнергии — даже в комментариях не нуждается. Предприятия останавливаются по всей стране, и это последствие политики этого правительства».

Социальная сфера и уровень жизни

Падение курса гривны уже в марте привело к росту цен на импортные товары на 50–60%, а в последующие месяцы стали расти и цены на украинские товары. Наибольший рост у импортных лекарств, по которым, помимо курса доллара, ударило введение НДС — они подорожали в два раза.

В марте был проведен секвестр бюджета, по которому соцвыплаты были заморожены на уровне 2013 года, а некоторые из них (к примеру, выплата за второго и третьего ребенка) существенно уменьшены. Также в летних платежках можно будет увидеть увеличение расценок на газ, электричество и горячую воду. При этом анонсируется, что коммуналка будет дорожать каждый год с 1 мая в течение пяти лет.

Павловский: «В условиях экономического кризиса, в условиях войны на востоке социальные выплаты, к сожалению, невозможно повышать так, как того хотелось бы. Вместе с тем правительство делает все возможное, чтобы удержать их на нынешнем уровне. 1 апреля произошел перерасчет согласно инфляции, следующий будет 1 октября. Кроме того, делается все, чтобы в нынешних условиях зарплаты и соцвыплаты происходили в полном объеме. И нужно отдать должное министру соцполитики Людмиле Денисовой, ей удается обеспечить своевременные выплаты».

Бондаренко: «Замороженные зарплаты и пенсии, сокращение ряда соцвыплат при бешеном росте цен на все — это приговор любой власти. Даже цена «социальной» буханки хлеба выросла на 20% — впервые за последние пять лет. Ограничение снятия депозитов, сокращение больничного фонда Минздравом и бюджетных мест в вузах Минобразованием — это помимо цен. Пытаются списать на «попередников», но при правительстве Азарова зарплаты повышались ежеквартально, инфляция была минимальной, а гривна стабильной. И при этом — никаких кредитов».

Борьба с коррупцией

Все непопулярные меры правительства могли бы быть оправданы, если бы параллельно шла реальная борьба с коррупцией. Но пока каких-то прорывов здесь не ощущается. Наоборот, после развала вертикали власти, замыкавшей коррупцию на верхних ее этажах, сейчас она децентрализировалась — взятки и откаты берут все. А в ситуации, когда многие назначения проводились временно, в ожидании очередной ротации после президентских выборов брать стали еще больше и интенсивнее.

Одним из примеров масштабной коррупции называлось непрозрачное многомиллиардное рефинансирование банков (причем в числе счастливчиков оказались не только банки, близкие к провластным олигархам, но и, например, банк сына Януковича), что стало важнейшим фактором обвала курса гривны. Коррупция подогревается еще и тем, что за информационным шумом вокруг Крыма и Донбасса общественность обращает мало внимания на то, кто выигрывает гостендеры и чьи кумовья назначаются на тот или иной пост.

Возможно, со временем ситуация исправится — приняты достаточно прогрессивные пакеты законов: о борьбе с коррупцией (правда, разработанный еще прошлой властью) и о тендерных закупках. Но без жесткой ответственности чиновников и без отстранения от власти людей, дискредитировавших себя при прежних режимах, эффекта не будет. Впрочем, при нынешней политической системе, когда правительство формирует коалиция из большинства депутатов парламента, о каком-то кадровом обновлении говорить не приходится. Кабмин полностью зависим от различных коррупционных и олигархических групп в парламенте, которые обменивают свои голоса на кресла во власти или нужные результаты тендеров.

Кстати, в нынешнее правительство рекрутировали ряд «прогрессивно мыслящих топ-менеджеров» из частного бизнеса, однако по большей части они затерялись в маховике огромной государственной машины, а некоторые со скандалом уволились.

Павловский: «К сожалению, это болезнь всех стран, и побороть ее полностью невозможно. После победы Майдана была сделана попытка обновить руководящий аппарат людьми, непричастными к коррупции. Не везде она дала результат, но продолжаться этот процесс будет. В скором времени будет принята окончательная редакция закона об антикоррупционном бюро, и этот орган, безусловно, поможет новому президенту максимально снизить уровень коррупции в стране. Думаю, по рукам дадут всем, кто наживается на причастности к власти, вне зависимости от фамилий и партий».

Бондаренко: «А где эта борьба с коррупцией? Если спросить любого предпринимателя, стали ли с него меньше брать взяток — все ответят, что нет, не стали. При этом ничего не слышно об уголовных делах, которые открывают против нынешних коррупционеров. Идет только борьба с «попередниками», которая больше похожа на политическую месть».

Демократия и права человека

Авторитарное государство Януковича сменилось управленческим хаосом эпохи межвременья. На первом этапе реальная власть была у тех, кто контролирует вооруженные отряды. Сейчас государство постепенно возвращает свое влияние, пытаясь «отправить Майдан в отставку».

Впрочем, демократии от этого вряд ли больше станет. Главный ограничивающий фактор — это война. Власть научилась любые свои действия по ограничению прав и свобод списывать на потребности военного времени, а любую критику в свой адрес приравнивать чуть ли не к измене Родине. В результате в парламенте фактически отсутствует реальная оппозиция, а СМИ, допускающие отклонения от «генеральной линии партии», подвергаются давлению.

Впрочем, ситуация может измениться. Во власти нарастают противоречия, вероятен конфликт новоизбранного президента с парламентом на почве его роспуска, уже сейчас начинается ожесточенная межолигархическая война между группами Игоря Коломойского и Фирташа — Левочкина, а также между рядом других олигархов и кланов. Все это может внести в политическую жизнь определенный элемент разнообразия и конкуренции.

Новак: «С правами человека в Украине всегда было плохо. Но сейчас общество пытается толкать государство в сторону защиты прав людей. В целом же дух демократии возрос. Это выражается в том, что значительные слои населения почувствовали возможность влиять на свою судьбу и судьбу страны. Однако некоторые стали путать демократию со вседозволенностью, и в этой ситуации правоохранительные органы, которые должны стать на защиту закона и граждан, показывают себя не с лучшей стороны».

Бондаренко: «Права человека сузились катастрофически, и, судя по заявлениям власти, будут сужаться и дальше. Демократия в целом терпит крах: по Украине шастают частные армии олигархов с оружием, и у власти нет ни сил, ни желания восстановить законность».

Ранее руководитель информационного центра партии «Правый сектор» Борислав Береза заявил, что лидер партии Дмитрий Ярош получил предложение занять одну из должностей в новом правительстве. Подробнее…

Однако позже Петр Порошенко опроверг информацию о том, что лидер "Правого сектора" может получить портфель в новом составе Кабмина.

Кроме того, полностью смениться может руководство налоговой. Оснований для кадровых ротаций достаточно. Ведь руководство Миндоходов так и не смогло решить главную проблему — коррупции. Продолжение…