На малой родине митрополита, в селе Марковцы (40 км от Хмельницкого) кончина Блаженнейшего у всех на устах. Односельчане охотно обсуждают неприезд патриарха Кирилла: мол, побоялся явиться в Киев, а мог бы и почтить память. И неохотно, полушепотом, говорят: Владыку могли отравить. «Он так сдал в последние пару лет. Говорил: «Все хорошо», но мы ведь видели. То его предыдущие власти «замылили» — не пришелся митрополит им по нраву, все хотели более покладистого», — доверительно сообщила «Вестям» его соседка, Зинаида Семеновна.

А еще говорят, митрополит сгорел подозрительно быстро. Ведь в прошлый раз Владимир был в отчем доме чуть больше года назад — прилетал на вертолете, чем произвел на односельчан неизгладимое впечатление. «Как услышали, побежали к его дому. Там для него по огороду простелили красную дорожку: он прямо по ней и пошел, — рассказывает Меланья Кирилловна, ухаживавшая за домом Блаженнейшего в его отсутствие. — Уже тогда было видно, что тяжело ему. Сядет на лавочку под орехом, думает о чем-то. Мы до последнего верили, что он снова прилетит».

На родине у Блаженнейшего

С той самой лавочки у калитки и огорода открывается вид на монастырь, в котором когда-то крестили маленького Виктора Сабодана. Купола будто парят над ядовитой зеленью. А у дома — старенькой деревянной хаты, обложенной красным кирпичом, — крупным цветом расцвели алые розы. Их лет 40 назад посадила еще мать митрополита. Рядом белеют ромашки. «Как увидела их — растрогалась. Любил он эти цветы», — всхлипывает Меланья.

Дождь перед приездом

Сельчане запомнили его здоровым, розовощеким, пышущим энергией. Спрашивали, как здоровье, — не жаловался, все, мол, хорошо. Лет пять назад, как приезжал в Марковцы, любил ходить по селу. Сделает круг, пройдется вдоль Южного Буга. А как возьмет удочку — поминай как звали: с детства рыбалка была любимым развлечением. Бывало, столь удачно маскировался под местного, что свои же терялись. Сам митрополит любил рассказывать историю о том, как у него сорвался большой карп: «Рыбаки вокруг говорят: дурак, мол, старый, нужно было водить! — улыбался Блаженнейший. — Не признали, значит, меня в кепке и старом кафтане».

Это место — единственное, где Владимира помнят не в синей мантии митрополита. Тут он отдыхал душой и сердцем. Несмотря на разницу в образовании (знал семь языков), мог найти общие темы с каждым.

«И говорил душевно. Дуже веселый был, дуже хороший, — говорит соседка Вера Демьяновна. — Жалко его».

Местные поведали любопытную примету, связанную с митрополитом: всякий раз, как он приезжал, дождило. Иногда моросило прямо перед отъездом. «А сейчас засуха», — повисает неловко в воздухе.

В тему Выборы нового предстоятеля УПЦ МП пройдут 13 августа

Песни с митрополитом

Блаженнейший помог восстановить Спасо-Преображенский женский монастырь в ближайшем селе, ему говорят спасибо за дорогу. А вот газ провести не успел. Только обещал похлопотать в Киеве. Да еще служил в местной церкви, той самой, что видно из калитки. Охотно дарил благословения. Многие хранят простенькие календарики, которые он раздавал после службы. Есть такой и у Зинаиды Семеновны. Достает его — и горюет. Больше жизни ей нравилось вместе с Блаженнейшим... петь. Это митрополит умел и любил. Даже беседку специальную возвел рядом с домом — вместо лавок древесные «чопики», рядом молодой сад. Тексты — деревенские, наивные. Живые. В этих текстах священник останется жить. Во всяком случае в этой деревеньке у Южного Буга.

Похороны Владимира

Тело Патриарха Украинской православной церкви Владимира предали земле после божественной литургии, которую отслужили прямо на Успенской площади в Киево-Печерской Лавре, а также после отпевания и крестного хода.

Гроб обнесли вокруг здания Успенского собора Киево-Печерской лавры, отнесли на Братское кладбище на территории верхних пещер.

Территория вокруг Успенского собора с самого утра была устлана цветами. В основном, белые ромашки: митрополит любил именно эти, простые, но совершенные цветы. Их приносили простые прихожане, пришедшие проводить Блаженнейшего в последнюю дорогу. Площадь перед Успенским собором заполнилась в считанные минуты, пришло не менее трех тысяч человек. Одних только сотрудников милиции, обеспечивавшей порядок, поставили около полутысячи.

Фотогалерея Верующие и скорбь – похороны митрополита Владимира