Законы 16 января могут вернуться в Украину. Еще на позапрошлой неделе президент заявил о желании внести в парламент законопроект о заочном правосудии, а на прошлой спикер Верховной Рады заявил, что 7 октября депутаты на внеочередном заседании рассмотрят во втором чтении закон о неотвратимости наказания за преступления против национальной и общественной безопасности и за коррупцию, в котором также речь идет о заочном правосудии.

16 января подобный закон уже принимался в пакете, но спустя две недели был отменен под давлением Майдана. Принимался, по общему мнению, для того, чтобы еще раз осудить Юлию Тимошенко, отказывавшуюся ездить на допросы и суды. Весь интернет в день его принятия обошел комментарий Виктора Балоги о наступающей диктатуре: «Это не банальное «заочное правосудие», это не то, что реставрация сталинизма —
это нечто гораздо хуже».

ОТ ПРЕЗИДЕНТА ИЛИ ОТ ПРЕМЬЕРА?

Впрочем, спустя семь месяцев Верховная Рада рассмотрела внесенный уже Кабмином Яценюка законопроект 4448а, более жесткий, чем январский, поскольку предусматривает не только заочное уголовное производство и суд в отсутствие подсудимого, но и возможность конфискации его имущества (в том числе и денег со счетов в банках). Шесть голосований в течение двух дней понадобилось парламенту, чтобы проголосовать его в первом чтении. Среди 235 голосов «за» был и голос Виктора Балоги, в этот раз «сталинизма» уже не заметившего. Теперь целью называют осуждение Виктора Януковича и его окружения.

Именно об этом законе и говорил Александр Турчинов. Но о нем ли говорил Петр Порошенко? «Насколько я знаю, нет, — сказал «Вестям» один из пропрезидентских депутатов. — И пока неизвестно, будем ли мы голосовать за премьерский законопроект или его завалят, чтобы расчистить дорогу для президентского. Это станет известно только во вторник утром. Пока точно известно, что мы будем голосовать за президентский законопроект о создании антикоррупционного бюро. С ним, кстати, была такая же история: сначала завалили все депутатские законопроекты на эту тему, чтобы расчистить дорогу для президентского».

«ВЫЗЫВАЕТ ДВОЯКОЕ ОЩУЩЕНИЕ»

Что будет в случае принятия закона? «Власти нужны приговоры по делам Януковича, Захарченко — этого требуют сторонники Майдана, — говорит политолог Владимир Фесенко. — Не думаю, что суд вынесет оправдательные приговоры бывшим руководителям. А вот с конфискацией имущества прописывать нужно очень четко. Не должно быть конфискации по политическим мотивам, потому что это будет выглядеть как политические репрессии. Необходимо доказать, что имущество было присвоено незаконным путем».

«Заочное правосудие — это исключительная мера с точки зрения юридической практики и уже потому вызывает двоякое ощущение, — считает Сергей Коннов, адвокат фирмы «Коннов и Созановский». — Мое восприятие скорее негативное, потому что нарушается фундаментальное право любого гражданина на защиту. Особенно критически я отношусь к введению заочного правосудия в нашей стране, где и с очным правосудием все очень плохо. Телегу ставят впереди лошади: сначала надо навести порядок в судебной системе, а потом уже вводить подобные новеллы». «Законопроект дает возможность новым политическим элитам осуществить передел собственности тех лиц, которые сейчас нходятся за границей. Но это касается не только крупных фигур. В зоне риска могут оказаться и заробитчане, и беженцы из Донбасса, которые уехали в другие страны. Где их искать? Откуда они узнают о том, что против них открыто дело и передано в суд? Особенно это актуально для беженцев из зоны АТО. Их могут оклеветать, обвинив в поддержке сепаратистов, заочно осудить, а потом отобрать все имущество. Естественно, все это открывает широкие перспективы для злоупотреблений и сведения счетов», - говорит руководитель юридической компании «Пруве груп» Владислав Кочкаров.