«Вот скажи, тебе проще стало от того, что исчезло слово „Беркут“?» — спрашивает меня спецназовец Юра. Зимой прошлого года он стоял на Грушевского «по ту сторону» баррикад, был ранен — рядом рванула самодельная граната. Едва вылечившись, он снова отправился в бой. На этот раз в зону АТО. И снова взрыв и ранение — под его автомобилем взорвалась мина.

С Юрой и его командиром Славой мы встречаемся на окраине областного центра. По просьбе бойцов я не указываю ни место жительства, ни фамилии — слишком свежи в их памяти воспоминания о том, как их называли «зверями», как травили их семьи.

«Приехали тогда к моему отцу. Начали кричать, что его сын за Януковича. А я не за Виктора Федоровича, не за Петра Алексеевича. Я милиционер, я вне политики, — говорит Юрий. — Сколько раз я слышал от майдановцев: «Мы за идею». А мы за что? Я все понимаю, у нас же разгуляй-народ. Кинь клич: «Давайте скинем царя!» — ох, сколько народу сбежится! И я не против, кричите себе: «Зэка — геть!» Но зачем по милиции стрелять?»

В тему ГПУ сообщила об уничтожении 90% документации по Майдану

Он начинает рассказывать о раненых товарищах, о своей сгоревшей форме. До него не долетели коктейли Молотова, зато прилетел фейерверк (им прицельно били по «Беркуту»). Боец вспоминает, что тело было черного цвета от синяков. «Знаешь, какая внутри нас ярость тогда бушевала?! Но надо было терпеть издевательства день за днем, неделя за неделей! Дали бы приказ — за час очистили бы центр Киева!»

«Разгонять силой — не вариант, — вступает в разговор Слава. — Выбили силой десятерых — на их место завтра придут сто. Надо было не силой разгонять, а отлавливать самых активных. Окружить Майдан, поставить пункты фильтрации. Зевак — домой, а тех, кто виноват, отвозить в РОВД. Сколько раз о таком говорили, но в ответ: «У нас нет средств на это». А мне кажется, дело в другом было. Боялись наверху отдать приказы. Пустили ситуацию на самотек».

По мнению Юры, разгон студентов — чистая подстава Януковича. «Провокация налицо. Я, кстати, в сводке читал, кого на Софийской задержали. Там годы рождения — 1958-й, 1961-й, 1972-й и т. д. Три человека были, которые по возрасту похожи на студентов. Но везде трубили: «Побили детей». А что за ребенок такой 1958 года рождения?»

«Кто-то очень хорошие деньги получил за эту провокацию», — добавляет Слава.

«А помнишь рассказы о том, сколько нам там платили? — оживляется Юра. — Писали, что нам давали по $500 за каждого украденного активиста. Да мы бы их всех поворовали за такие деньги!»

«Сложно с этими людьми, с патриотическими, — вздыхает Слава. — Ты посмотри, на каких машинах комбаты добровольческих батальонов ездят. Отжали иномарки!»

«И сколько случаев мародерства мы видели...» — вспоминает Юра.

Подробнее Как сейчас живут звезды Майдана

Впрочем, есть и другие истории. «Есть и адекватные парни среди добровольцев, — признает Слава. — Я одного такого в госпитале встретил. Он мне сразу сказал: «Молодец! Красавчик! Дали команду — и вы стояли насмерть!» Юра рассказывает, что сначала не понял, с кем именно будет лежать в одной палате. Дескать, пацаны как пацаны. А потом настал час знакомства. — «Мы на Майдане были». — «А я из „Беркута“». Смотрю, у них глаза кровью наливаются. Но сдержались, ничего больше не сказали.

«А вы зачем в АТО пошли?» — интересуюсь. «Пришлось, — неохотно отвечают. — Получили приказ и пошли. Но и те, кто за идею. Но немного».

«Зла не держим, они выполняли приказы»

Бывшие евромайдановцы Женя и Саша — теперь бойцы Нацгвардии. «Не знаю, кто вообще придумал, чтобы мы с «Беркутом» плечом к плечу воевали, — задумчиво говорит Женя. — Когда мы стояли под Славянском, нам заранее сказали, что они едут. И начались разговоры: «Держите меня пятеро! Что я с ними сделаю!» Но обошлось. Хотя рассказывали, что кто-то кому-то где-то по лицу съездил. Но кто и где — неизвестно».

Бойцы вспоминали, что не раз сталкивались с теми, кто стоял по ту сторону баррикад. И всегда находили общий язык. Хотя, конечно, тема Майдана всплывала не раз. «Как-то раз мы стояли рядом с омеговцами. Слово за слово — оказалось, что у них проблемы с амуницией. Мы им отдали форму, щитки. Они им, как дети новым игрушкам, радовались. Уже прощаясь, мы им сказали, что это подарок от Майдана, — рассказывает Саша. — Они переглянулись, изменились в лице: «Пацаны, клянемся, мы не стреляли!» — «Да забудьте! Мы столько вместе стоим...» Они не унимаются: «Я вам слово офицера даю, мы не стреляли!» — «Да забей!»

«Я вот такой случай помню. Начали по нам стрелять, —рассказывают собеседники. — Десант лежит, ждет команды, вэвэшники неизвестно куда делись, а мы вовсю лупим! Десантура посмотрела на такой расклад и тоже в бой вступила. Потом, уже после этой заварухи, принесли нам ящики. Говорят: «Мы знаем, что у вас нормального оружия нет. Вот гранаты, вот «Мухи». Мы их вам официально не давали, но если надо валить врага — валите».

По теме Найем посоветовал украинцам готовиться к третьему Майдану

Ребята говорят, что среди их командиров, инструкторов были те, кто стоял на Грушевского против них, но это никак не сказывалось на взаимоотношениях. «Мы же понимаем, что они были заложниками ситуации. Если бы не было войны, может, мы и думали бы о прошлом! А так посмотри, что творится! Война! И что нам о «Беркуте» думать, если в стране все по-прежнему! Порядки все те же. Майдан еще не закончился!» — считают майдановцы, они же бойцы Нацгвардии.

Майдан. Реконструкция

21 ноября 2013 года. Вечер. Страна обсуждает решение правительства приостановить переговоры об ассоциации с ЕС. В «Фейсбуке» появляется запись известного журналиста Мустафы Найема с призывом к протесту: «Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей». 22 февраля 2014 года. Вечер. Янукович низвергнут решением парламента. На Майдане уже выступила Юлия Тимошенко. В «Фейсбуке» появляется новая запись Мустафы: «Ощущения победы как-то нет вообще».

Между этими двумя записями — три месяца борьбы и более сотни погибших. Мы решили произвести реконструкцию событий на Майдане, поговорив со многими действующими лицами с обеих сторон баррикад. Читайте в завтрашнем номере журнала «Репортер»:

- почему отчет времени до Майдана начался 18 декабря 2012 года;

- когда Янукович принял решение не подписывать ассоциацию с ЕС;

- кто стоял за первым Евромайданом или причем здесь Клюев и Левочкин;

- кому на самом деле поручали разогнать студентов на Майдане;

- кто и зачем штурмовал Банковую 1 декабря;

- как «Свобода» снесла Ленина по наводке своих врагов;

- что священники и Госдеп сказали Януковичу во время боев на Грушевского;

- когда олигархи начали переходить на сторону Майдана;

- чем занимались Янукович и лидеры оппозиции во время своих долгих посиделок;

- когда оппозиция приняла решение наступать;

- о чем спорили Янукович и силовики 18–19 февраля;

- из-за чего силы МВД сбежали с Майдана утром 20 февраля;

- кто на самом деле стрелял по людям;

- почему глава МИДа Польши предупредил 21 февраля Майдан о грядущей войне;

- о чем Янукович говорил с соратниками ночью в Харькове после побега из Киева.

Полную версию материалов о Майдане читайте в специальном выпуске журнала «Репортер», который выйдет в пятницу.