Власть начала подготовку к торжественной встрече годовщины победы Майдана. В среду парламент принял закон о лишении Виктора Януковича звания «президент». Закон, бессмысленный с практической точки зрения, имеет пиар-направленность. Его цель — продемонстрировать, как революционная парламентская коалиция продолжает вести борьбу с почившей в бозе «злочинной владой». И это, по данным «Вестей», не последняя подобная акция.

Четыре ненужные строчки

Текст закона настолько «обширен», что позволяет воспроизвести его полностью: «I. Лишить В. Януковича звания Президента Украины. II. Этот закон вступает в силу с дня, следующего за днем его опубликования». При этом у закона — четыре автора, включая Олега Ляшко и Юлию Тимошенко. Но несмотря на впечатляющий авторский коллектив юруправление ВР разгромило их текст по всем статьям.

Претензии юристов следующие. Во-первых, согласно ст. 105 Конституции, звания «президент» лишают через импичмент, а значит, закон неконституционен. Во-вторых, если хотите лишить звания президента, то проводите процедуру импичмента, а этот закон не нужен, потому что ни на что не влияет. Но закон приняли 281 голосом.

«Народу важнее борьба за выживание»

Из разряда таких пиар-новостей — и сообщение прокуратуры о том, что Печерский суд выдал в отношении экс-министра доходов и сборов Александра Клименко санкцию на арест. Повод: сообщение укрбюро Интерпола о его объявлении в международный розыск. Эту новость прокомментировал вскоре сам Клименко: «Во-первых, если кто-нибудь найдет информацию о розыске меня на сайте Интерпола, буду признателен за ссылочку... Во-вторых, ГПУ через суд просто «вежливо» приглашает меня явиться на судебное заседание. По факту, Печерский суд удовлетворил ходатайство прокуратуры, в соответствии с которым меня в течение 48 часов (с момента доставки к месту проведения уголовного расследования) должны доставить в суд для повторного рассмотрения вопроса о мере пресечения. И только тогда, возможно, — подчеркну, именно, возможно, — меня смогут «содержать под стражей». В-третьих, маловероятно, что ГПУ с помощью правовых инструментов сможет доказать необходимость такой меры, поскольку у них нет никаких доказательств по предъявленным мне обвинениям. Если бы они были, то их бы уже давно представили».

Аналогичным образом недавно откомментировали обвинения в свой адрес экс-замглавы АП Андрей Портнов (ГПУ его обвиняет в хищении собственной зарплаты в университете им. Шевченко) и экс-генпродюсер канала «112» Виктор Зубрицкий (на днях Арсен Аваков вновь опубликовал якобы схему руководства титушками во время Майдана главой МВД Виталием Захарченко через Зубрицкого; схема еще год назад подтверждений не нашла).

Тем временем ЕС готовится снять санкции с Портнова и сына Януковича

«Власть обвиняют, что нет результатов — ни экономических, ни политических, ни расследований по убийствам на Майдане, поэтому предлагается шоу, — считает политолог Кость Бондаренко. — Народу предлагаются зрелища вместо хлеба, которого ему не хватает все больше. Однако это зрелище важно только для активистов Майдана».

«Этот закон опаснее для обычных людей»

По информации «Вестей», генпрокурор Виталий Ярема завтра в парламенте должен представить новые доказательства преступлений «злочинной влады». Кроме того, планируется все-таки использовать принятый парламентом Закон о заочном правосудии. Правда, толку от этого будет столько же, сколько от лишения Януковича звания президента (власть имущие — и прошлые, и настоящие — свои активы держат за рубежом, и рука заочного правосудия до них не дотянется), а вот обычные люди от этого закона могут пострадать реально.

«Во-первых, Закон о заочном правосудии не соответствует статье 6 Европейской конвенции по правам человека. Во-вторых, его жертвой может стать любой ни в чем не повинный человек, — считает управляющий партнер юркомпании Prove Group Владислав Кочкаров. — Поскольку закон предусматривает конфискацию за неэкономические преступления, его цель — не наказание за вину, а перераспределение активов. Любой человек, находясь за границей, может не знать, что по нему ведется следствие и может не узнать, что в отношении него вынесен приговор — и таким образом лишиться собственности, даже не зная об этом. И это легко может устроить любой чиновник, позарившийся на чужую собственность».