Оксана Церевич заявила, что не отказалась бы от принятого в январе 2014-го решения, даже несмотря на то, чем это обернулось сейчас.

Как передает "ЗиБ", так она прокомментировала внесении Геперальным прокурором Виктором Шокиным в Верховную Раду документа о предоставлении согласия на ее задержание и избрании меры пресечения в отношении него в виде содержания под стражей.

Напомним, Царевич подозревается в вынесении заведомо неправосудного решения по делу об административном правонарушении. Стоит также заметить, что это решение никем не было обжаловано, включая прокуратуру (которая имеет на это право), и вступило в законную силу.

Кроме этого, Генпрокурор инициировал перед Высшей квалификационной комиссией судей вопрос отстранения Царевич от должности.

«По моему мнению, представление Генпрокурора - очередной намерении запугать судебную ветвь власти, заставить молчать и беспрекословно выполнять пожелания процессуального руководителя в безосновательно нарушенном уголовном производстве. Но я не боюсь. Этим представлением меня не запугать », - подчеркнула Царевич.

По ее словам, публичный характер привлечения судьи к уголовной ответственности - это беспрецедентный случай не только для украинского, но и в мировой практике. «Публичное травли судей - не что иное, как попыткой пропиариться», – подчеркнула судья.

Она убеждена: несмотря на ситуацию, которая сложилась вокруг ее персоны, и сегодня бы приняла бы то же решение по делу об административных правонарушениях, что и год назад. «Если бы я знала заранее, испытания меня ждут в будущем за принятое в январе 2014-го решения, то я бы от него не отказалась. Оно было бы таким же, как и год назад. Ведь, по моему мнению, это решение единственное, которое я мог принять, потому что оно - законно. Я никогда не отступаю от буквы закона », - отметила Царевич.

Судью не пугает судебная перспектива рассмотрения ее дела. «Я готова в суде доказать всю абсурдность утверждения обвинения. Я верю в справедливый суд, в законность судебных решений, которые могут быть приняты в моей ситуации. Ведь наш суд - независимый. И всегда таким будет. Ни давлением его не запугать », - считает Царевич.