Первая годовщина победы Майдана стала поводом не только вспомнить о Януковиче, но и поводом для него самого вернуться в информпространство. В последние дни экс-президент дважды появился на российских телеканалах — Первом и НТВ. Учитывая тот факт, что политика этих каналов определяется Кремлем, синхронное явление Януковича вряд ли может объясняться одним лишь желанием сделать сюжет к годовщине событий февраля прошлого года. Но в чем бы ни был замысел политтехнологов, Виктор Федорович, по сути, донес всего одну новую мысль: он хотел вернуться в Украину, чтобы возглавить протесты, но знакомые отсоветовали — сказали, что его убьют. Вот он никуда и не поехал.

О причинах и «спонсорах» Майдана

«Саммит в Вильнюсе, где нужно было подписать соглашение, я не подписал. Это реакция ответная, она была отрицательная. Появился Евромайдан, пошли провокации. А последующие переговоры в этом направлении — они были нерезультативные, неэффективные. Фактически никто с нами разговаривать не стал. Что же нам оставалось делать? Все это был проект, а его цель — свергнуть власть. Думаю, это была ошибка Соединенных Штатов в оценке той власти, которую я возглавлял. Все, что произошло потом, после того, как я ушел из власти, не думаю, что это пошло на пользу Соединенным Штатам и Европе. Не думаю, что им нужна была такая война, такие экономические потрясения, касающиеся не только Украины».

О своей роли во время Майдана

«Несмотря на то, что меня провоцировали, провоцировали правоохранительные органы на ответные действия, все-таки никто Майдан не разогнал с оружием, танками, бронетехникой и так далее — так, как меня к этому подталкивали. Я стремился к миру, к недопущению кровопролития. И мне власть ценой крови не нужна была, поэтому я согласился 21-го числа на досрочные президентские выборы, согласился на целый ряд решений».

О причинах бегства

«Для меня было полной неожиданностью, что они пошли на такой путь (силового сценария Майдана. — Авт.). Я, когда принял решение снять конфликт, они что хотели? Они хотели или поиздеваться надо мной, или убить меня. Они хотели пойти легким путем, легализовать свою власть. Я решил им такой радости не предоставить. Я думал, что я сделаю все, чтобы не допустить кровопролития. Неважно, как. Я лучше уйду из этой зоны кровопролития, пусть они попробуют эту власть, посмотрим, чем это закончится для них. Я никогда не думал, что они откроют войну против собственного народа. Я не думал, что в этом плане они найдут поддержку Европы, Америки, и в войну фактически будут втянуты эти страны».

О возвращении

«Никакая власть не стоит тех потерь, которые получила Украина после этих событий 21–22 февраля 2014 года. Страна сегодня разрушена. Территориальные потери, людские жертвы. Разрушены целые регионы. И беззаконие и несправедливость, которые царят сегодня по отношению к людям в Украине, — это тот результат, который получила эта власть после этих событий. Конечно, я не хотел быть сторонним наблюдателем этих событий. Конечно, у меня были бессонные ночи, страшные переживания и горечь от той несправедливости, глупости и преступлений, которые были в Украине по отношению к моей Родине и украинскому народу. Но у меня не было возможности вернуться. Я не скрою, я посылал людей в Украину, которые мониторили ситуацию. Да и сейчас мы ее мониторим. Не скрою, что у меня не выходила эта мысль из головы — возглавить вначале протестное движение, а потом уже и принять какое-то участие в защите тех людей, которые попали в эту ситуацию. Но все, кто принимал участие, приходили к однозначному выводу: если только я появлюсь, наши бывшие оппоненты, а сейчас уже враги, сделают все, чтобы меня уничтожить. И категорически были против все мои соратники, чтобы я ехал в Украину. Меня отговаривали от этих вопросов. События разворачивались очень стремительно, и найти это окно не получалось. Я сожалею, что я не смог этого сделать. Но, как говорят, Господь Бог оставил мне жизнь, и, наверное, я для чего-то нужен. Если говорить о сегодняшнем дне и о дальнейшем, как только мне предоставится такая возможность вернуться, я вернусь. И сделаю все, что в моих силах, чтобы облегчить жизнь в Украине».

В тему Порошенко рассказал об ожидании возврата Януковича в Украину

Мнение

Вадим Карасев, политолог

Поводом годовщины победы Майдана российские политтехнологи воспользовались для того, чтобы донести через Януковича и Азарова месседжи новой политической кампании. Теперь, когда в случае перемирия фронт отойдет на второй план, актуальной станет ухудшающаяся социальная ситуация. И здесь через Януковича и Азарова можно сыграть на контрасте, показав, что прошлая власть — это доллар по 8, стабильные зарплаты и мир, а нынешняя власть — это доллар по 29, падение доходов и война. Это вполне может оказаться новой тактикой расшатывания ситуации в Украине изнутри в тот момент, когда военные факторы не срабатывают. Не случайно Азаров заговорил о правительстве в изгнании, хотя правительство из представителей прежней власти выглядит очень слабой альтернативой.

Владимир Фесенко, политолог

Не стоит искать политической подоплеки в последних появлениях на экранах Януковича и Азарова. Был всего лишь информационный повод, политического повода не было. Годовщина победы Майдана — это уже историческое событие. Было бы странно, не попытайся российские журналисты поговорить с главными персонажами власти тех времен, которые знают больше, чем кто бы то ни был. В свою очередь, Янукович и Азаров могут быть только рады такой возможности вернуться в информпространство. Однако никаких серьезных месседжей у них не было. Если не считать, конечно, фразу Азарова о создании правительства в изгнании, которая выглядит серьезной разве что на фоне заявления Януковича о желании возглавить сопротивление в Украине. Оба лидера прошлой власти не понимают политических реалий в стране. А эти реалии таковы, что ни Янукович, ни Азаров больше не нужны в качестве политических лидеров не только в Киеве, но и даже в Донбассе».

Видео Интервью Януковича в честь годовщины Майдана